Ложку за маму, ложку за папу…

Ложку за маму, ложку за папу: 10 запрещенных фраз о еде

Наше общество настолько зациклено на еде, что замечания, высказанные с благими намерениями, могут иметь негативные последствия, когда дети «переводят» их на свой лад.

«Посмотри, как сестра/брат/друг это ест, а ты что же?»

Перевод: «Она/он — лучший едок, чем я».

Что сказать вместо этого: «Я знаю, что все у тебя получится: иногда нужно время и много разных вкусов, чтобы узнать и полюбить новую еду!»

Смысл: вместо ощущения собственной «второсортности» вы внушите ребенку уверенность в том, что в свое время эта еда ему понравится.

«Нет, нельзя мороженое!»

Перевод: «Мороженого мне больше никогда не дадут!»

Что сказать вместо этого: «Сейчас мы не будем есть мороженое, потому что до обеда еще полчаса. Мы купим мороженое на десерт в какой-то из дней на этой неделе».

Смысл: дети принимают «нет» намного лучше, если знают, почему нельзя и когда будет можно.

«Ты мало съел, съешь еще две ложки и тогда можешь встать из-за стола!»

Перевод: «Мама с папой лучше знают, сыт я или нет».

Что сказать вместо этого: «Смотри, покушай достаточно, потому что в следующий раз ты поешь уже только за завтраком/обедом/полудником/ужином».

Смысл: если решение достаточно или недостаточно они съели принимают дети, то они учатся справляться с голодом (иногда при этом они учатся и на ошибках).

«Голубику ему подавай — вот уже привереда!»

Перевод: «Я, наверное, никогда не перестану быть слишком придирчивым в еде!»

Что сказать вместо этого: не фокусируйте внимание на придирчивости в питании. Сделайте еду радостным процессом.

Смысл: избегайте навешивать на ребенка ярлык «привереды», потому что разборчивость — нормальная стадия развития, а вот ярлык как прилепите, потом не отдерете.

«Если ты съешь овощи, то получишь десерт»

Перевод: «Поскорей бы наступил день, когда можно будет не есть эти овощи, а есть одни только десерты!»

Что сказать вместо этого: вместо условий и нотаций, лучше подберите овощные рецепты повкуснее.

Смысл: исследования показывают, что дети учатся выбирать «еду, которой премируют», а не «еду, которую надо есть».

«Молодец! (если съел больше, чем обычно)»

Перевод: «Мама и папа гордятся мной, когда я съедаю всю еду.»

Что сказать вместо этого: «Ты всегда хорошо справляешься с едой, когда прислушиваешься к своему животику.»

Смысл: если хвалить детей за то, что они едят больше, то они подумают, что количество важнее чувства наполненности, которое может возникать раньше или позже в зависимости от блюда.«

«Ешь, это полезно!»

Перевод: «Это невкусно!»

Что сказать вместо этого: «Это очень вкусно, похоже на „блюдо икс“, которое ты любишь.»

Смысл: исследования показывают, что чем больше у детей информации о новом продукте, тем охотнее они его пробуют.

«Если ты будешь хорошо себя вести, то получишь конфету /если ты немедленно не прекратишь это, останешься без мороженого!»

Перевод: «Каждый раз, когда я хорошо себя веду я заслуживаю что-то вкусненькое!»

Что сказать вместо этого: объясните детям заранее последствия их плохого поведения, которые никак не должны быть связаны с едой.

Смысл: подумайте о далеко идущих последствиях постоянного вознаграждения едой. В 2003 году было опубликовано исследование, согласно которому взрослые, которых в детстве вознаграждали или наказывали едой, чаще имели расстройства питания.

«Мы нечасто едим торты, потому что они для тебя вредные»

Перевод: «Мне нравится все, что вредно!»

Что сказать вместо этого: «Торты нельзя есть все время, но у маши будет день рождения в эти выходные — там и поедим.»

Смысл: не стоит говорить, что эта еда — «полезная», а эта — «вредная», лучше объясните детям, что в здоровом режиме питания есть все, но не все можно есть помногу и часто.

«Тебе не нравится? Давай я приготовлю что-то другое!»

Перевод: «Я буду есть только свои любимые блюда!»

Что сказать вместо этого: «Мы все едим одинаковый обед, иногда попадает твое любимое блюдо, иногда — любимое блюдо кого-то другого».

Смысл: если вы едите все вместе, то ребенок усвоит, что прием пищи — дело семейное и нужно принимать разнообразие блюд как разнообразие характеров.

Еще вам может быть интересно:

Источник

Источник: http://zdorovye-lyudi.ru/lozhku-za-mamu-lozhku-za-papu-10-zapreshhennyih-fraz-o-ede

«Ложечку за маму, ложечку за папу»: как помочь ребенку вернуть аппетит?

«Ложечку за маму, ложечку за папу»: как помочь ребенку вернуть аппетит?Как быть, если ребенок плохо ест? Заставлять, убеждать, упрашивать? Как избежать проблем и конфликтов, которые возникают за столом во время еды, подскажут эксперты.

аппетит, дети, питание, психология детского возраста

Многие родители в страхе недокормить ребенка пичкают его едой. А ведь привычки питания, сформированные в детстве, оборачиваются хроническим перееданием и борьбой с лишним весом во взрослом возрасте.

Когда ребенок отказывается от еды, некоторые родители, а в особенности бабушки, начинают активно бороться с этой особенностью детского характера.

В ход идут убеждения: «Ложку за маму, ложку за папу», привлечение игрушек: «Вот и зайка с тобой кушает», воспитательная агрессия: «Не крутись! Не размазывай кашу по тарелке! Пока все не съешь, из-за стола не выйдешь».

Но аппетит ребенка зависит ведь не только от чувства голода, но еще и от самочувствия и настроения.

7 причин детского отказа от еды

  • Отсутствие четко установленного режима дня
  • Непривлекательный для ребенка внешний вид предложенного блюда
  • Незнакомая ранее еда
  • Необычно сервированная еда, даже если она привычная
  • Плохое самочувствие
  • Перекусы между едой
  • Однообразное меню

Советы родителям по улучшению детского аппетита

Тонкости воспитания

  • Не настаивайте на том, чтобы ваш малыш съел всю еду, которую ему положили.
  • Постарайтесь равнодушно отнестись к отказу ребенка от еды, но предупредите, что в следующий раз покормите его лишь во время обеда или ужина.
  • Не разрешайте перекусывать в течение дня. Между завтраком, обедом и ужином давайте лишь фрукты.
  • Если у вас приготовлено блюдо, от которого малыш обычно отказывается, не настаивайте. Спокойно скажите ему: «Я знаю, ты не любишь котлеты», – и положите их всем, кроме него. Делайте так в течение нескольких дней. Ваш отказ от «борьбы» заставит ребенка задуматься.
  • Соблюдайте распорядок дня: если малыш ест в одно и то же время, у него начинает появляться интерес к самому процессу приема пищи.

Тонкости этикета

  • Садитесь за стол по возможности всей семьей.
  • Красиво сервируйте стол.
  • Уделяйте большое внимание привлекательности посуды, из которой ест ребенок.
  • Создавайте приятную атмосферу и во время еды говорите только о хорошем и приятном.
  • Готовьте вкусную еду и сами получайте от нее удовольствие.
  • Не превращайте еду в игру. И если ребенок балуется, удалите его из-за стола.
  • Обратите внимание ребенка на величину предлагаемой порции. Если он видит полную тарелку, может заранее возникнуть испуг, что ему это все предстоит съесть.
  • Разнообразьте меню ребенка полезными и вкусными продуктами.

Тонкости самочувствия

  • Проконсультируйтесь с врачом, если ребенок хронически мало ест и не прибавляет в весе.
  • Не пытайтесь покормить ребенка, если он плохо себя чувствует: режутся зубы, поднялась температура, болит горло. Как только малыш поправится, аппетит вернется и ребенок сможет восстановить растраченные за время болезни запасы питательных веществ.
  • Знайте, что ребенок на подсознательном уровне выбирает те продукты, из которых он может получить недостающие организму витамины и минералы.
  • Считайтесь с инстинктами ребенка, так как его аппетит может меняться. Он вполне может съесть больше положенной порции каши, но при этом отказаться от молока.

Три «кита» хорошего аппетита у ребенка

Чтобы ребенок не отказывался от еды, некоторым родителям, возможно, придется пересмотреть свои взгляды на его питание. И основываться они должны на таких принципах, как наибольшая питательная польза, соответствие потребностям возраста и привлекательный внешний вид. При соблюдении этих нехитрых правил образом малыш всегда будет есть с удовольствием.

При четырехразовом питании наиболее правильно распределять пищу следующим образом:

  • завтрак – 20–25% суточной нормы;
  • обед – 40–45% суточной нормы;
  • полдник – 10% суточной нормы;
  • ужин – 20–30% суточной нормы.

Эксперт:

Источник: https://www.medweb.ru/articles/%C2%ABlozhechku-za-mamu-lozhechku-za-papu%C2%BB-kak-pomoch-rebenku-vernut-appetit

Ложечку за маму, ложечку за папу: последствия неправильного питания

Хочу немного поговорить с вами о культуре питания. В основном, о том, как кормить детей не стоит. Общеизвестно, что привычки питания приобретаются в детстве и сохраняются на всю жизнь. Изменить их, конечно же можно, но это требует работы над собой и немалых усилий.

«Ложечку за маму, ложечку за папу, ложечку за тетю Иру», «Пока не съешь суп ничего сладкого не получишь», «Если не будешь слушаться — не куплю мороженое» — это и многое другое мы частенько слышали от своих родителей и воспитателей в детском саду.

Мы сами в детстве хорошо усвоили различного рода стереотипы, которые не задумываясь передаем своим детям: оставлять еду на тарелке некрасиво, здоровый ребенок — упитанный ребенок, съесть нужно все, что приготовила мама, она же старалась и т.д.

Именно отсюда растут корни переедания  и последующего лишнего веса в будущем. Ровно как и корни  других расстройств пищевого поведения.

У детей еще не утрачена связь со своим организмом и они прекрасно знают, сколько и когда им надо съесть еды. Взрослым не стоит вмешиваться в этот естественный процесс.

Не стоит пихать в ребенка еду, у него может быть уйма причин не желать есть: он не голоден, не хочется предлагаемых продуктов (имеется в виду белков, жиров, углеводов), ребенок приболел, неважно себя чувствует. Причем чаще всего встречается именно первая причина.

А заставляя ребенка есть, он разучивается сам определять чувство голода и чувство нормы съеденного. Возникают периодические переедания, которые приводят к появлению лишнего веса.

Не стоит оперировать едой в процессе воспитания: награждать конфеткой за хорошее поведение, за то, что потерпел прививку и не плакал, лишать сладкого, если провинился. Впоследствие это может привести к тому, что еда станет средством регулирования настроения. Например, каждый стресс будет заедаться шоколадкой и т.д.

Конечно, функция родителя — контролировать количество и качество предлагаемых ребенку продуктов. Ведь, если суп стоит в холодильнике, а на столе — гора конфет, понятное дело, чем малыш предпочтет полакомиться.

А вообще, я всем мамам, которые жалуются на нездоровые пристрастия к еде у своих детей (чипсы, конфеты, кока-кола), советую, во-первых, не покупать данные продукты (под предлогом: в нашей семье такое не едят), во-вторых, ставить на кухонный стол тарелку, например, с нарезанными овощами, дети будут подходить и перекусывать тем, что стоит на столе.

Для маленьких детей количество сладкого можно регулировать таким образом: завести корзиночку, в которой появляются сладостей на день, и ни под каким предлогом не добавлять туда сладкое, после того, как дневная норма будет съедена.

Очень важно сформировать правильные привычки пищевого поведения еще в детстве, чтобы в будущем у человека не было проблем с пищеварением, лишнего веса. Ваш ребенок скажет вам спасибо.

Источник: https://www.all-psy.com/stati/detail/2461

Ложечку за маму, за папу, за бабушку…

«Ложечку за маму, ложечку за папу, ложечку за бабушку. Как за бабушку не хочешь? Она же заболеет!» Знакомая ситуация? Именно так над нами родители издевались в детстве, а мы теперь издеваемся над своими детьми. Потому что ведь надо кушать, даже если через силу, даже если не хочется! Потому что так надо.

Надо есть суп, первое, второе и компот, иначе гастрит заработаешь. Надо есть с хлебом, надо пить молоко. Почему? Потому что НАДО. Хотя в других странах детей насильно не пичкают никакой едой — ни вредной, ни полезной. Только в России.

Почему так происходит? Ответ на этот вопрос искали пользователи портала The Question.

Насильная кормежка детей — это просто бич российской культуры, я бы сказала, антикультуры. Корни этого явления лежат в голодных периодах двадцатого века — первая мировая война, гражданская, индустриализация, вторая мировая, восстановление.

Не говоря уже об ужасах голодомора на Украине и в Казахстане. То есть в течение почти полувека население страны либо голодало (даже вымирало от голода), либо находилось в состоянии ожидания голода.

Таким образом, в течение длительного периода самое важное в отношениях родителей и детей было выживание ребенка, точнее, его несмерть по причине голода. Взрослые приносили огромные жертвы, чтобы раздобыть еду.

Начиная от сбора гнилой картошки и кончая многометровыми ночными очередями, чтобы обменять продуктовые карточки. При такой жизни единственным возможным способом проявления любви к ребенку стало покормить его. Не до сантиментов и ценностей.

Читайте также:  Мама работает: как всё успеть

Затем появился достаток в еде, детей в семьях стало меньше, зарождается феномен детоцентрированности. Достать достаточное количество продуктов стало легко, это уже был не подвиг. И ценность матери, кормящей в условиях изобилия продуктов питания, значительно уменьшилась.

Одна из причин перекармливания — попытка женщин эту роль сохранить. Вспомним, что несколько поколений простое человеческое общение между родителями и детьми сводилось к бытовому минимуму.

Если еще учесть, что большинство женщин выходило на работу, когда их дети были в самом нежном возрасте, то кормежка была чуть ли не единственным способом коммуникации.

Да и сейчас родители жалуются, что не знают, что делать с детьми, как их занять, как разговаривать.

Через еду и все, что с ней связано, легче всего привлечь к себе внимание, манипулировать, обвинить в неблагодарности, «слить» застарелые эмоции — почему бы не воспользоваться всеми этими преимуществами, тем более общество кормежку сверх меры одобряет?
Существует догмат, что ребенка надо кормить.

Даже того, который уже уверенно держит ложку. Сам он не поест, будет пальцы в супе отмачивать только. Но ребенок от рождения способен чувствовать голод и насыщение. Это первичные рефлексы. Кормление вопреки — это насилие, ничем не отличающееся от изнасилования.

Вовнутрь тела против воли вливают или, еще хуже, впихивают твердую пищу, в чем ни организм, ни психика абсолютно не нуждаются! В результате регулярного насилия ломается механизм чувства голода и насыщения. Самое страшное состоит в том, что подобные ломки начинают происходить в других слоях психики, не связанных с едой.

Организм перестает сигнализировать «хочу и хватит» в других областях тоже.

Младенец появляется на свет с сосательным безусловным рефлексом; сосание для младенца — это жизнь. Рефлекс может отсутствовать только при грубых врожденных патологиях типа паралича лицевых мышц.

Дальше начинаются еженедельное взвешивания, вес ниже нормы — вливаются смеси. Но дети — разные, у астеников вес всегда ниже нормы, у нас (я астеник) узкие, а значит, легкие кости, мышечная масса и жир стремятся к нулю.

Но мы прекрасно живем при таком недовесе, не ломаемся, бегаем марафоны и пр.

Я вижу, как кормят детей, усаживая перед мультиком и засовывая ложки супа в рот, пока ребенок погружен в действо на экране: «А без телевизора он вообще не поест». Засовывание ложек продолжается, пока ребенок не начинает выплевывать пищу.

Дальше задача подхватить ложкой стекающее по подбородку и направить это все вверх и в рот. «Ну, вот еще три ложки съел», — мама довольна собой. В результате — болезни желудочно-кишечного тракта, ожирение.

Если так кормить регулярно, то действительно сигналы голода могут перестать поступать.

Я видела женщину, которая бегала за маленьким ребенком по комнате, пытаясь впихнуть в рот остатки борща. Ребенок убегал от нее и давился. «Но она же не доела борщ, нужно все доесть!» Кому нужно? Там этого борща изначально пол-литра было. «Позавчера она всю тарелку съела, пусть и сегодня съест».

Многие позволяют детям делать перекусы между основными приемами пищи, а ведь печенье, чипсы, бутерброды очень питательны. Поэтому ко время обеда ребенок оказывается неголоден, особенно если он сидел за компьютером в душном помещении. Но в него вливают суп, потому что суп полезен. Суп полезен с голодухи, а не после 200 граммов сдобного печенья.

Человеку естественно делать перерывы в еде. Бывают редкие дни, когда вообще не хочется есть. Посмотрите на кошек и собак: даже самые прожорливые, бывает, часов по 16 не едят. Ну, нет аппетита 1-2 дня — это организм решил взять отдых, пищеварительная система отдыхает. Значит, ей очень надо.

Меня перекармливали мясом в детстве. Для большинства населения многие века мясо всегда было в дефиците. Если я могу кормить деточку мясом каждый день, то родитель я высококлассный. А если деточка поела борщик без мяса, то мы в нее впихнем (иначе я родитель так себе буду).

Беда в том, что если для переваривания мяса не хватает ферментов и если остатки не выводятся вовремя из организма, то мясо становится ядом. Посмотрите, что происходит с мертвыми тушами животных на жаре, а у нас температура тела — 37 градусов.

Мясо — это хорошо, когда у организма есть в нем потребность.

Некоторые впихивают большие завтраки в детей, потому как «завтрак же съешь сам!» Но, живя в России, в течение полугода мы вынуждены просыпаться в темноте, организм же у многих пробуждается вместе с восходом солнца. То есть вся система спит, а её тормашат яичницей с бутербродом.

Те большие крестьянские завтраки, которые «съешь сам», поедались после дойки коровы, колки дров, выпаса свиней и прогулки с коромыслом. Воздух был гораздо чище, а значит, обмен веществ быстрее, мясо у крестьян было мало, а вегетарианской пищи требуется больше.

Вот оттуда, из деревни, пошли эти яичница с беконом и бобами.

Если в детей не впихивать еду, не кормить насильно, то едят они будь здоров — в подростковом возрасте раз 5 в день и 2 раза ночью. Все сметается, но детки остаются стройными.

Насильное кормление — это от невежества, желания навязать свою волю под благовидным предлогом, это поле для манипуляций под маской «я тебе добра желаю» или следование столетней давности стандартам, превратившимися сейчас в уродливые формы. А также считается, что те родители, что не бегают с ложкой за ребенком, недостаточны хороши. Вот и стараются быть «достаточно хорошими».
___________________________________________________

Мне кажется, это какая-то болезненная историческая память. Мол, когда-то вон кожаные ремни варили и этому были рады, а ты мясо есть отказываешься, совсем зажрался.

____________________________________________________

Личный опыт дал плачевные результаты.

Маман, папан и, конечно же, бабушка заставляли набивать брюхо под завязку первым, вторым, третьим, утрамбовывая всё это компотом, хлебом:(

Итог: в 13 лет нервная анорексия, куча болячек.

Бабушка даже била из-за отказа от хлеба! Хлеба, Карл! В общем, не делайте так никогда. Это насилие.

_________________________________________________

Это результат влияния на современных родителей поколения людей с не самыми правильными привычками в питании, сформированными в послевоенное время. Считается, что в ребенка нужно как угодно запихать некое «необходимое» количество еды или даже побольше, чтобы ощущение сытости было его постоянным непрерывным состоянием.

__________________________________________________

Отчасти это наследие голодного прошлого, передающееся из поколения в поколение уже без всякой рефлексии — меня заставляли и я заставляю.

Отчасти это родительские и бабушкинские страхи, что ребенку чего-то не хватает, а надо, чтобы всего хватало. Отчасти это невротическое проявление родительской любви. И очень важное отчасти — это форма дисциплинирования ребенка.

Если он не ест, значит, не слушается, а должен соответствовать родительским требованиям.

__________________________________________________

Все очень просто. У детей еще не сформированное тело и вообще организм, а питательные и полезные вещества зачастую содержатся в полезных продуктах, которыми родители и кормят.

Также проблема обстоит в том, что сами родители изначально приучают к плохой еде, а потом жалуются. Плюс маленькие дети забывают кушать или не хотят, дабы избежать вреда здоровью, их кормят.

Но, безусловно, здесь нужно соблюдать грань, ибо перекармливать ребенка тоже нельзя, это порождает плохую привычку и дисбаланс в организме .

_________________________________________________

Хорошо помню родительское: «Ешь с хлебом!» Это касалось и пельменей и макарон! Или : «Кому оставила! Свиней нет за тобой доедать!» В итоге чувствовала себя именно той свиньей, которая и должна доесть… В 14 лет весила 71 кг . Была самой жирной и здоровой в классе. Кошмар! Еда = стресс. Когда мне хорошо, я не ем. Когда плохо — ем очень много. Спасибо родителям

Источник

Источник: http://mastershaul.com/lozhechku-za-mamu-za-papu-za-babushku/

Ложечку за маму, ложечку за папу

В ресторане мы выпендриваемся и заказываем фуа-гра, а дома храним в холодильнике суточные щи, квашеную капусту и котлеты. Примерно так описывает российский продуктовый менталитет ресторатор Аркадий Новиков. И, в общем-то, он прав. Мода модой, а самое главное для русского человека в еде — традиции.

И эти традиции могут быть практически любыми: нелепыми, гротесковыми, вышедшими из моды и совершенно неоправданными.

Но они формировались годами, и любое обращение к ним вызывает какое-то щемящее чувство, похожее на то, что возникает, когда в сотый раз смотришь «Служебный роман» или «Белое солнце пустыни».

Кстати, аналогия со старыми фильмами опять-таки не мне первой пришла в голову. Оливье, мандарины и «Ирония судьбы» — для целой страны это сочетание стало символом праздника на долгие годы.

Да и тот же Новиков открыл половину своих ресторанов в стилистике старых фильмов («Белое солнце пустыни» и «Кавказская пленница» стали лейтмотивом одноименных ресторанов, где в их духе выполнены и меню, и интерьер) именно потому, что люди верят старому и доброму: оно их успокаивает и расслабляет.

Когда какой-то ритуал — пусть даже такой простой и незатейливый, как завтрак или ужин, — повторяется из раза в раз, мы попадаем в опьяняющую атмосферу стабильности и надежности.

Кто-то из психологов, кстати, советовал своим клиентам во избежание тревожности и для противостояния современным стрессам завести себе привычный ритуал из прошлого. Например, перебирать крупу. Дело в том, что во время войны и голода никто, разумеется, ее не перебирал — в еду шло все, что найдут, и еще то, что останется.

А вот в мирное время вполне можно позволить себе рассыпать на отмытом столе килограмм крупы, погрузить в нее ладони и начать отделять лучшее от худшего. И это не только медитация и излечение от стресса, но и интуитивное возвращение к той самой традиции. Удивительным образом вдруг оказывается, что ты знаешь, как это делать.

Даже если никогда раньше не приходилось… Заодно и жизнь как-то сразу разделяется на зерна и плевелы. Даже если ни о чем таком ты вроде бы и не думал.

Причем я не случайно смешала воедино и старые фильмы, и перебор крупы, и щи, и котлеты. Ведь на самом деле традицией может стать практически что угодно, важна лишь регулярность повторения.

И для кого-то самой памятной и необходимой для воссоздания окажется атмосфера семейного обеда: фарфоровый кофейник с изящно изогнутым носиком, вязаная скатерть, тяжело свисающая со стола, круглый  стол и строгая очередность рассадки за ним членов семьи.

А кто-то навечно запомнит тяжелые тазы со сладким пахучим хворостом, которые, кренясь, бабушка приносила с кухни, и как обсыпалась с него сахарная пудра, пачкая только что надетую новенькую матроску.

Для третьего же не будет ничего памятнее процесса ожидания, когда папа уже ушел за традиционными воскресными булочками, и тебе остается только изнывать, поминутно припадая носом к оконному стеклу и проверяя, не показалась ли вдалеке знакомая фигура. Именно из этих раз от раза повторяющихся рисунков и складывается причудливая вязь памяти.

Как правило, все эти ощущения и воспоминания уходят корнями в детство. И наши food-традиции, как и представления о мире, на самом деле закладываются еще в детстве. И поэтому для одного счастливое детство — это когда мама кормит с рук кусочками лукемби и мчади. А другой не представляет себе завтрака без слепленных пусть даже на бегу сырников и свежесваренного кофе.

Для меня, кстати, до сих пор остается загадкой: как ухитрялась моя мама в любой утренней спешке делать эти самые сырники и варить кофе? И традиция, заложенная в мое детское сознание маминым педантизмом, теперь продолжается для моих детей. Потому что каждую субботу я обязательно пеку им сырники по бабушкиному рецепту. И каждое утро варю себе кофе, запах которого означает для меня начало дня.

Читайте также:  Развитие музыкальных способностей детей

Ничего не поделаешь — традиция.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/30889

«Ложку за маму!»: как Россия стала страной пищевой диктатуры и насилия

Проглатывать кашу с комками или есть молочный суп со склизкой лапшой учили почти всех советских детей. Ещё и кормили так, чтобы уж точно наелся (неважно, хочет или нет).

Даже сегодня, когда проблем с продуктами нет, зацикленность на еде и желание перекормить ребёнка не покидают родителей. Светлана Кольчик, автор книги «Любовь и брокколи.

В поисках детского аппетита» (издательство «Альпина. Дети»), объсняет, почему так.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

«Ребёнок должен кушать». В нашей культуре эта мантра по-прежнему живёт и здравствует. Для поколения наших бабушек «кушать» следовало во что бы то ни стало, а пища — из той, что была доступна, — должна была быть максимально калорийной. Или, как тогда говорили, питательной. Как, например, незабываемая (и с точки зрения пищевой ценности — весьма сомнительная) манная каша.

По мнению многих диетологов, манная каша, хоть она и содержит немало растительного белка и минеральных веществ (в случае, если крупу не переваривать), далеко не самая полезная еда.

В манке 70% крахмала, много клейковины, мало клетчатки, да ещё вдобавок там есть вещество фитин, которое мешает всасыванию кальция.

Поэтому гастроэнтерологи не рекомендуют кормить манной кашей малышей до года, а детям до трёх лет советуют давать её в ограниченном количестве.

Кто тогда готов был прислушиваться к реальным потребностям детей? Задумываться об их чувствах? О том, чтобы без повода не вторгаться в их личное пространство?

Родители — и система — были всегда правы.

Наверное, почти у каждого из тех, кому сейчас между тридцатью и сорока, сохранились яркие воспоминания из советского детства, связанные с едой. В частности, с её добыванием. Память ставит розовые фильтры, поэтому даже то, что было полным абсурдом, я, например, вспоминаю, может быть и не с ностальгией, но всё равно — странным образом в позитивном ключе.

Вот, например, конец 1980-х. Я прихожу из школы, начинаю открывать дверь ключом (который, как у многих детей моего поколения, висит на груди на шнурке). И тут в холл врывается возбужденная соседка.

Она объявляет на ходу, что в магазине у метро «выбросили», как тогда выражались, сливочное масло. Мне хочется порадовать маму, я выгребаю карманные деньги и бегу в магазин. Очередь выстроилась кругами, хвост простирается далеко на улицу.

Я занимаю очередь: на руке мне пишут номер. Добрая тётя, занявшая за мной, обещает «придержать место» и разрешает сбегать домой.

Я так и делаю — за те три с половиной часа, что пришлось ждать, чтобы купить килограмм масла (больше в одни руки не отпускали), мне удалось поесть и сделать часть уроков. Но какое я чувствовала удовлетворение, неся домой тот вожделенный килограмм!

И, кстати, сливочное масло — хлеб с толстым (!) его слоем, слегка посыпанный солью, — до сих пор моя любимая еда. И даже нечто большее. Это моя comfort food — пища, способная быстро утолить голод и заодно снять стресс.

Я замечаю за собой, что всегда держу дома сливочное масло с запасом. И когда оно заканчивается, начинаю нервничать и срочно бегу в магазин купить две-три пачки впрок

Ещё один эпизод. Лето, тоже конец 1980-х. Я иду к метро за мороженым и вижу у продуктового магазина толпу народа. На этот раз «выбросили» конфеты: шоколадные, элитный сорт, который нам изредка доставался только в «заказах» — наборах дефицитных продуктов, которые раз в месяц получал на работе отец.

Что-то вроде «Красной Шапочки» или «Золотого петушка». Мне на следующее утро уезжать в пионерский лагерь и надо собирать вещи. Но конфет очень хочется. И я занимаю очередь, бегу домой, получаю от мамы деньги и спустя три с лишним часа триумфально возвращаюсь с двумя килограммами конфет.

Мама разрешает взять часть в лагерь, где я потом всю смену, тайком (после отбоя, в темноте) лакомлюсь конфетой. Именно ОДНОЙ. Причём не жую эту блаженно-приторную шоколадную массу, а максимально медленно её рассасываю. Чтобы растянуть удовольствие (я, кстати, до сих пор ем шоколад таким способом).

Тех двух килограммов конфет нам хватило на три месяца, если не дольше.

Мы живём в эпоху изобилия, как материального, так и информационного. И, конечно, хотим дать своим детям всё самое лучшее. Ну, или хотя бы как минимум обеспечить им лучшую жизнь, чем была в детстве у нас самих.

Но когда я наблюдаю за мамами в Европе и сравниваю их с собой и многими другими российскими родителями, мне бросается в глаза именно наша тревожность. Это может проявляться в хронических сомнениях в собственной компетентности — как раз мой случай.

Я, например, часто сравниваю сына (его комплекцию, аппетит, навыки) с другими детьми его возраста. Понимаю, что это бесполезно и забирает массу энергии, но всё равно так делаю. Во мне по-прежнему сидит маленькая испуганная девочка, которая страшно боится получить двойку.

Точнее, ей непременно надо получить пятёрку. Порадовать маму. Мне кажется, что я постоянно сдаю экзамены. И очень редко — на отлично.

Или взять эту вечную зацикленность — на определённых идеях или концепциях. Например, на том же питании или раннем развитии детей. Или, скажем, на поиске идеального детского сада или школы. Или единственно правильной системы воспитания в целом.

Думаю, этот родительский перфекционизм — оборотная сторона всё той же неуверенности в себе. Это ещё и результат дикого прессинга, под которым находится нынешнее поколение родителей. Частично мы создаём его себе сами, частично — социальные медиа, а также вся индустрия, связанная с рождением и воспитанием детей.

Но, конечно, не все родители такие.

У моего мужа на этот счёт есть любопытная теория. Он делит женщин на две группы: social and natural mothers, то есть матерей «социальных» и «естественных». И тут имеется в виду не столько стиль родительства: он является скорее следствием. Речь идёт об изначальной мотивации и индивидуальных отношениях с миром.

Бóльшая часть моей сознательной жизни, например, была заточена на идее социальной успешности, достижении результата, конкуренции и контроле. Что в общем-то необходимо, чтобы получить хорошее образование и сделать карьеру. К воспитанию ребёнка я подошла, исходя из тех же самых установок. Никогда не забуду первые месяцы после рождения Бори.

Он был совершенно стандартным, даже беспроблемным ребёнком: не страдал от младенческих колик, нормально набирал вес и хорошо спал. Но я всё равно не знала, что с ним делать. И что делать с собой в своём новом статусе. Я пребывала в жутком стрессе. Ощущала себя в ловушке. Мне казалось, что я совершенно не контролирую ситуацию и всё делаю неправильно.

(Когда через полгода я вышла из декрета, то, параллельно с чувством вины, испытала заметное облегчение. На работе у меня снова всё было под контролем, тревога немного снижалась, а самооценка росла. А на выходных я с утра исправно вставала к плите, чтобы в спешке наготовить кастрюли еды, втайне мечтая, чтобы поскорее наступил понедельник.

) У меня имелись довольно смутные теоретические представления о том, что такое маленькие дети, базировавшиеся на нескольких прочитанных книгах про воспитание. При каждом «чихе» сына немедленно лезла в интернет или звонила педиатру. Я слушала рассказы подруг, уже ставших мамами.

Довольно авторитарная врач-педиатр (услуги её стоили очень дорого) регулярно посещала нас на дому и давала чёткие рекомендации. И я скрупулёзно следовала им, особенно не задумываясь, подходит ли это моему сыну. Той тонкой интуитивной связи с ребёнком, о которой говорят некоторые матери, у меня не было.

Такой относительно редкий в наши дни тип женщин мой мудрый муж как раз и называет «естественными матерями». Рождение и воспитание ребёнка для них не очередная галочка в проекте «успешная самореализация». Это природный процесс, где они руководствуются больше собственными инстинктами, нежели информацией извне.

Рождаются ли такими или становятся? Не знаю. Ещё говорят, что эти женщины «растворяются в материнстве». Возможно, это просто метафора. И, наверное, далеко не всем такой вариант в принципе подходит. Но подобные женщины существуют, это факт.

И они действительно знают — точнее, чувствуют, — что в данный момент на самом деле нужно их чаду. И вовсе не обязательно, что у таких матерей дети всегда едят идеально, а у «социальных» мам непременно возникают проблемы. Всё, конечно же, гораздо сложнее. Я знаю только, что сама была стопроцентной social mother.

И мантра «ребёнок должен хорошо кушать» вписывалась в мою систему координат просто идеально.

Почему я говорю об этом в прошедшем времени? Да потому, что примерно через три года после рождения сына кое-что начало меняться.

Но главный вопрос для меня остаётся открытым. Почему при сегодняшнем изобилии еды многие из нас по-прежнему так о ней беспокоятся?

У меня есть на этот счёт предположение.

Еда — одна из базовых потребностей. Это история про выживание. И она записана у нас на подкорке

Нашим бабушкам приходилось выживать. Наши мамы уже не выживали, но боролись. А мы беспокоимся. Психологи называют это лояльностью предкам. Этакая неосознанная потребность «пострадать за компанию» (или хотя бы как следует побеспокоиться), как это делали те, кто нас воспитал.

Таким образом мы как бы поддерживаем связь с нашим родом. На эту тему, кстати, замечательно пишет Людмила Владимировна Петрановская, семейный психолог, педагог и публицист, автор нескольких интереснейших книг о воспитании.

Очень рекомендую прочитать, например, её эссе «Травмы поколений».

У меня каждый раз, когда я его перечитываю, наворачиваются на глаза слёзы. Потому что — резонирует. С опытом моей семьи и великого множества людей в моём окружении.

Психолог невероятно тонко и эмоционально описывает тесную невротическую связь последних трёх поколений: «железного» послевоенного, их хронически «недолюблённых» детей и рано повзрослевших и, кстати, часто весьма преуспевших в социуме внуков — в контексте непростых реалий нашей страны. Последние — это как раз мы, те, кто сейчас растит собственных детей. И вот именно нас Петрановская называет «поколением тревоги, вины, гиперответственности». По её мнению, довольно типичный представитель этого поколения — не по годам сознательный мальчик по прозвищу Дядя Фёдор, герой обожаемого мной в детстве мультфильма «Трое из Простоквашино».

«Всё должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это — отдельная песня. Рано освоившие родительскую роль „дяди Фёдоры“ часто бывают помешаны на сознательном родительстве.

Господи, если они осилили в своё время родительскую роль по отношению к собственным папе с мамой, неужели своих детей не смогут воспитать по высшему разряду? Сбалансированное питание, гимнастика для грудничков, развивающие занятия с года, английский с трёх. Литература для родителей, читаем, думаем, пробуем.

Быть последовательными, находить общий язык, не выходить из себя, всё объяснять, ЗАНИМАТЬСЯ РЕБЁНКОМ. И вечная тревога, привычная с детства: а вдруг что не так? А вдруг что-то не учли? А если можно было и лучше? И почему мне не хватает терпения? И что ж я за мать (отец)?».

Людмила Петрановская

В общем, мы — уникальное поколение. Внешние обстоятельства у многих изменились: я вот, например, вообще связала жизнь с представителем иной культуры и переехала жить в другую страну. Но внутренне по-прежнему разрываюсь.

Одной ногой я ещё там — в непредсказуемой и сложной жизни, в вечном ожидании подвоха.

«Советский Союз наносит ответный удар!» — любит шутить Ханс, когда я иногда пытаюсь влезть куда-нибудь без очереди (законопослушных немцев такое поведение страшно шокирует) или закупаю впрок абсурдно огромное количество продуктов или туалетной бумаги.

И хотя еда сегодня доступна в любом количестве и любого качества, однако число детей-приверед и хронических малоежек постоянно растёт. Так же как и становится всё больше родителей, оценивающих собственную состоятельность по тому, как их ребёнок ест. Причём происходит это не только в России.

«Родители во что бы то ни стало стремятся обеспечить ребёнку „качественное питание“ и выполняют эту задачу с таким рвением, что у ребёнка развивается отвращение к еде», — утверждает в недавно опубликованной, но уже успевшей вызвать резонанс на Западе книге «Дети у власти: Как мы растим маленькиx тиранов, которые управляют нами» Дэвид Эбехард, шведский психиатр, отец семерых детей. Об этом много пишет и клинический психолог, диетолог Светлана Бронникова, которая не один год возглавляла в Нидерландах филиал крупной клиники по лечению заболеваний, связанных с лишним весом. Светлана — автор книги «Интуитивное питание: Как перестать беспокоиться о еде и похудеть» Несколько лет назад она открыла в Москве свой Центр интуитивного питания со штатом квалифицированных диетологов и психологов, консультирующих взрослых и детей по всевозможным проблемам пищевого поведения.

«Если мать хорошая, значит, у неё должно быть много молока и ребёнок должен хорошо прибавлять в весе.

Когда что-то идёт „не по плану“, женщина начинает беспокоиться: всё ли со мной в порядке? Ребёнок подрастает, и взрослые хотят, чтобы он ел „здоровую пищу“. Чаще всего эти фантазии о правильной еде имеют мало отношения к действительности.

Просто мама так выражает сомнения в своей родительской компетенции. Это беспокойство превращает еду из хлеба насущного в поле битвы и область колоссальной тревоги».

Светлана Бронникова

Источник: https://mel.fm/otryvok/8296307-broccoli

Ложку за маму, ложку за папу…

Ложку за маму, ложку за папу…
Любой психолог и специалист в области детского питания скажет: во всем, что касается еды, насилие неприемлемо. Если кормить ребенка насильно, с уговорами, порицаниями, ничего хорошего не получится. У него закрепляется негативное отношение к еде, и дело может дойти до рвоты или намеренного голодания. Главное, что поможет вам справиться с маленьким привередой – терпение и еще раз терпение. Важно также знать, что некоторые капризы в отношении еды обычны для маленьких детей, а следовательно, вполне нормальны:Детям нужно гораздо меньше калорий, чем, может быть, вам кажется. А это значит, что ребенок, скорее всего, уже сыт, когда вы думаете, что он склевал только пару ложек со своей тарелки.Маленькие дети – это убежденные сепаратисты. Они любят есть отдельно каждый вид еды, и не дай бог, чтобы еда на тарелке смешивалась или хотя бы дотрагивалась друг до друга. Именно поэтому дети так часто не хотят есть суп или салат. Хотя по отдельности продукты, составляющие их, едят хорошо. Один из выходов из этой ситуации – тарелки с раздельными секциями, их сейчас можно купить повсюду.Дети не любят пробовать новую для них, или хорошо забытую еду. Это не значит, что вы должны питаться одним и тем же. Просто не ожидайте слишком многого и не расстраивайтесь, если не получится заставить ребенка попробовать.Как заставить ребенка попробовать что-то новое?Важно, чтобы еда была ребенку знакома. Поэтому заставить ребенка есть незнакомую еду с первого же раза вряд ли удастся. Кладите ему маленькие порции незнакомой еды на тарелку несколько дней подряд. Желательно рядом с небольшим количеством его любимой еды. Не сердитесь на ребенка, если он даже и не дотронется до нового продукта, и не сильно уговаривайте его попробовать. Если он пробует новую еду и тут же вытаскивает ее изо рта, это нормально. Приучить ребенка питаться разнообразно может занять у вас несколько месяцев, просто будьте терпеливы. Как заставить ребенка есть больше?По сравнению с родительскими ожиданиями, дети едят очень мало. Порция еды для дошкольника может составлять всего одну четвертую или одну третью часть взрослой порции. И важно не заставить ребенка есть больше, а сделать так, чтобы он получал здоровое питание. Ребенок должен за день получать еду из каждой группы пищевой пирамиды (зерновые продукты, мясо, молочные продукты, фрукты и овощи). Например, если ребенок съел в обед много макарон, не давайте ему больше углеводной пищи, лучше дать что-то содержащее белок (сыр, йогурт и т.д.) И если ребенок получает здоровое сбалансированное питание, позвольте ему самому определять количество съедаемой пищи и количество потребляемых калорий.Если ребенок с самого рождения мало ест, его рост и вес меньше средних возрастных норм, но при этом он активен, жизнерадостен, редко болеет, а врач не находит у него отклонений в умственном и психическом развитии, значит все в порядке. Ведь и взрослые люди все очень разные, у всех разный аппетит. Нельзя давить на ребенка лишением того или иного блюда, насильственным образом заставляя поглощать еду. И чем меньше акцентируется внимание на количестве съеденных ложек, тем больше возрастает у малыша интерес к блюду. С самого раннего возраста следует приобщать ребенка к семейным трапезам. У ребенка должно быть собственное место за столом. Да, на детском стуле, но вместе со взрослыми.Позволяйте ребенку участвовать в приготовлении пищи, пусть помогает варить, печь по мере своих сил и возможностей. Даже двухгодовалый малыш может помочь перемешать салат, положить колбасу на хлеб, а ложки на стол. Так ребенок ближе познакомится с продуктами питания. К тому же очень интересно попробовать то, что приготовлено своими руками. Если ребенок не любит овощи, то, нарезав салат сам, он может более снисходительно отнестись к нему,  и скорее всего попробует хотя бы пару ложек.Бывает, что аппетит ребенка снижается в какой-то период его жизни. Такое снижение носит случайный, временный характер, и может быть вызвано недомоганиями или психологическим напряжением. К такой потере аппетита стоит относиться спокойно. Чаще давайте ребенку его любимые блюда, уменьшите порции, ведь когда есть не хочется, вид полной тарелки неприятен. Из тех же соображений не ставьте сразу первое и второе блюдо на стол. Давайте то, что упрямец просит. Другого даже не предлагайте. Ничего страшного, вскоре аппетит вернется, и ребенок попросит что-то другое. Еще один враг аппетита — бесконечные перекусы. Они убивают аппетит, он просто не успевает развиваться. Как же быть, ведь ребенок ничего не ел за завтраком, он голоден. Ничего страшного, потому что через три часа он будет обедать. А вскоре после завтрака вместо чипсов или конфет можно дать ему овощного сока, банан или яблоко. Главное чтобы это не выглядело наказанием: не захотел завтракать, вот теперь поголодай! Лучше отвлечь ребенка игрой.В отличие от общепринятых советов, красиво разложенная на тарелке еда практически не помогает. Обмануть ребенка очень трудно. Если ребенок терпеть не может морковку, то запросто отличит ее среди других продуктов. Но как ни странно, в этом случае часто может помочь изменение привычной формы продукта. Если ребенку не понравился огурец, нарезанный круглыми ломтиками, не настаивайте. Подождите день и предложите огурец, разрезанный пополам и подсоленный. Не понравится в этом виде, предложите огурец в салате. Вариантов огромное количество. Просто чаще предлагайте ребенку полезную еду.
Читайте также:  Методологическая деятельность

Источник: http://razum.kz/projects/rama/all-about-children/2013-07-10-23-13-48.html

Потешки для кормления — Развитие детей дошкольного возраста

Каша вкусная дымится, Ваня кашу есть садится, Очень каша хороша, Ели кашу не спеша. Ложка за ложкой,

Ели понемножку.

Это — ложка. Это — чашка. В чашке — гречневая кашка. Ложка в чашке побывала —

Кашки гречневой не стало!

Пышка, лепешка В печи сидела, На нас глядела,

В рот захотела.

Кастрюля-хитруля Славе кашку сварила Платочком накрыла. И ждет, пождет,

Слава первым придет?

Наш Сережа — непосед, Не доест никак обед. Сели, встали, снова сели,

А потом всю кашу съели.

Утка утенка, Кошка котенка, Мышка мышонка Зовет на обед. Утки поели, Кошки поели, Мышки поели, А ты еще нет? Где твоя ложечка?

Скушай хоть немножечко!

Ой, люли, люли, люли, В море плыли корабли, Насте кашку привезли. Кашенька молочненька Для любимой доченьки. Настя, ротик открывай,

Кашку сладкую глотай.

А кто кашку кушает, Маму с папой слушает, Вырастает сильным,

Здоровым и красивым.

Кто у нас любимый самый? Ложку первую за маму, А вторую за кого? Да за папу твоего. За кого же третью ложку? За веселую матрешку, Съешь за бабу, Съешь за деда, За мальчишку — за соседа, За подружек и друзей, Съешь побольше, не жалей! Съешь за праздник, шумный, яркий, За гостей и за подарки, За зайчонка, за Тимошку Эту маленькую ложку. И за рыжего кота,

Вот тарелка и пуста!

Тили-час, тили-час, Вот обед у нас сейчас. Скушаем за маму ложку, Скушаем за папу ложку, За собачку и за кошку. Воробей стучит в окошко: «Дайте ложечку и мне!..»

Вот и кончился обед.

Люли, люли, люленьки, Прилетели гуленьки, Стали гули говорить: «Чем нам Машеньку кормить?» Один скажет: «Кашкою», Другой — «Простоквашкою», Третий скажет: «Молочком

И румяным пирожком».

Ай, ту-ту, ай, ту-ту, Вари кашку круту, Подливай молочка,

Накорми казачка.

Пошел котик по дорожке, Купил Машеньке сапожки. Пошел котик на торжок, Купил котик пирожок. Пошел котик на улочку, Купил котик булочку. Самому ли есть Или Машеньке снесть? Я и сам укушу,

Да и Машеньке снесу.

Ванечка, Ванюша, Кашку всю ты скушай. Стукни ложкой, Топни ножкой, Хлопни ты в ладоши,

И погладь ты кошку.

У котенка в чашке Было много кашки. Две тетери прилетели, Две тетери кашку съели. И кричат они котенку: «Ротозей ты, ротозей! Если дали тебе кашку,

Нужно съесть ее скорей!»

(Изображаем пальцами «козу») Идет коза рогатая, Идет коза бодатая, Ножками топ-топ, Глазками хлоп-хлоп. Кто каши не ест, Молока не пьет, — Забодает, забодает, забодает.

(Показываем, как бодается коза)

-Кисонька-мурысенька, Ты где была? -На мельнице. -Кисонька-мурысенька, Что там делала? -Муку молола. — Кисонька-мурысенька, Что из муки пекла? — Прянички. — Кисрнька-мурысенька, С кем прянички ела? — Одна.

— Не ешь одна! Не ешь одна!

Источник: http://deti.sbornik-mudrosti.ru/poteshki-dlya-kormleniya/

Ложку за маму, ложку за папу…

«Ложку за маму, ложку за папу… — пожалуй, эта присказка будет жить вечно. – Ну, давай еще ложечку… Вот молодец!» Уже несколько недель ритуал «накорми ребенка очередной субстанцией» — главная забава нашего семейства.

В начале мы пытались «впихнуть невпихуемое», а именно, накормить Яшу выращенными на дачном огороде и приготовленными заботливыми руками кабачком и картошкой. Не пошло. Не сработали и разные способы приготовления оных, а также добавление морковки и яблока.

После десятой попытки мы перешли на баночные варианты того же кабачка –тщетно: ребенок самоотверженно отворачивался, плевался, равномерным слоем растирал пюре по лицу и голове.

На помощь пришли баночная тыква и цветная капуста – ура, мы нашли секрет успешного обеда!

А ведь когда-то я убеждала себя, что ни за что не буду уговаривать своего ребенка поесть. «Не хочет – пусть сидит голодным», — думала я, глядя на то, как некоторые мамашки с маниакальным упрямством стараются затолкнуть в дитенка «ну, еще чуть-чуть». Сейчас же кажется, что он непременно свалится в голодный обморок, если не съест эту самую последнюю ложку.

Конечно, я утрирую. Мы пока просто слишком малы и только познаем разнообразие вкусов этого мира. И как только начальный этап будет пройден, пляски вокруг тарелки закончатся. Но все же мне интересно, как такой клоп шести месяцев от роду умудряется еще выбирать, будет он это есть или нет.

— М-м-м, нет, сливу я есть сегодня не буду, а вот это что у вас? Груша?! Несите-ка ее сюда поскорее, — так это происходит? А что потом? — Это что, кабачок?! Я этого не ем, я не козел. — Но почему, ты же это даже не пробовал?!

— А я вижу, что это не вкусно! А пельмени дома есть?

Вот! И ему вовсе не 6 месяцев, а 32 года! При этом его никогда не ограничивали в гастрономическом разнообразии – бабушка хорошо готовила, его мама отлично разбирается в кулинарии, да чего уж там, жена тоже неплохой повар, а он может целыми днями питаться картошкой или пельменями и воротить нос от фаршированных кабачков и баклажанов, потому что они как-то «не так на него смотрят». Но, помимо борьбы за овощи, у нас еще и война за рыбу. Я ее обожаю – любую. А Глеб, наоборот, ненавидит. И пусть бы себе тихо ненавидел, так он еще и возмущается, когда я ее готовлю.

— Фу, опять домой зайти невозможно, все твоей рыбой провоняло, — кричит уже с порога мой мясоед!

Надеюсь, Яша в рыбном вопросе будет на моей стороне. И вообще, моя цель — подружить ребенка со здоровой пищей, под которой я понимаю не только овощи и фрукты или приготовление без соли и масла.

Для того чтобы вырастить здоровое чадо, вовсе не обязательно пичкать его исключительно вареными брокколи и цветной капустой.

Иначе неизбежно нечто подобное: — А чего ты боишься больше всего на свете? Пауков, жуков или тараканов?

— Ни того, ни другого. Больше всего я боюсь… БРОККОЛИ!! — недавно в одной детской передаче девочка именно такой перл выдала:)

В вопросе здорового питания я придерживаюсь концепции моих любимых британских поваров Гордона Рамзи и Джейми Оливера. Эти гуру кулинарного искусства уже много лет пропагандируют домашнюю еду:  ТВ-шоу Рамзи «Это все еда», видеоканал Джейми Оливера.

Не полуфабрикаты, не пакетно-замороженная продукция — пусть это будет та же жареная картошка, но не из пакета, а почищенная и приготовленная своими руками! При этом нужно, естественно, обходить стороной фастфуды (осторожно, весной и в нашем городе появится «Макдональдс»), забыть про сухарики-чипсы-газировку и прочих приятелей гастрита и язвы желудка (вот, кстати, список самых вредоносных продуктов).

Следуя заветам заграничных шеф-поваров, я значительно расширила свое домашнее меню. И даже рыбу с овощами порой готовлю так, что ест и мой муж – рыбоовощененавистник!

В общем, надеюсь, и сын будет доволен мамиными кулинарными навыками. А если он в итоге откажется от брокколи или цветной капусты с кабачками, не беда — пусть и у него будут свои гастрономические пристрастия. Пока однажды я не наткнусь на такой рецепт, что он и не узнает, что съел на обед те самые нелюбимые овощи.

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/eti-deti/eto-vse-eda/

Ссылка на основную публикацию