Все ли игры воспитывают?

» Все ли игры воспитывают?

Меня зовут Маша Смирнова, хочу рассказать вам одну интересную историю. Совсем недавно наша семья была приглашена в гости. Там есть одногодки наших детей, и мы решили отправиться все вместе. Старшие дети сразу нашли общий язык и стали увлеченно о чем-то беседовать. Младшие пока изучали обстановку.

Как и принято, в обычных семьях, детям предложили угощение за отдельным столом. Старшим детям это было не внове, поэтому взяв за руки малышей, они попытались усадить их за стол.

Малышам это явно не понравилось, и они начали громко проявлять протест. В ход пошли все игры, которые можно было поставить на стол, но все было безрезультатно.

Дети рвались к мамам, и ничего с ними нельзя было сделать.

Затем наши дети успокоились и занялись своими делами. Только трехлетнему мальчику хозяйки не сиделось на месте.

Ему вдруг захотелось кидаться солдатиками и никому из взрослых не пришло в голову его остановить. Это продолжалось до тех пор, пока солдатик не залетел в бокал к одному из гостей и не опрокинул его.

Гости стали переглядываться, а хозяева считали такое поведение малыша в порядке вещей.

Моей старшей дочери десять лет и она очень любит игру Стелла, главной героиней которой является фея из Винкс. Даже куклу с таким же именем она носит с собой повсюду.

Как только хозяйский мальчик увидел куклу, ему сразу же захотелось с ней поиграть. Молча, без каких-либо слов ребенок подошел и вырвал куклу из рук девочки. Кукла стала летать вместе с солдатиками.

И опять родители не сделали малышу замечания.

Нет, это явно не те игры, которые развивают и учат ребенка. Моя дочь не могла стерпеть такого отношения к своей любимице. Как только она отобрала куклу, мальчик разразился истошным криком и бросился к матери.

Она злобно покосилась на девочку и предложила малышу заняться чем-либо другим. Но, не тут- то было. По всей вероятности этот ребенок привык всегда получать то, что пожелает, а любой отказ для него неприемлем.

Стало понятно, что у мальчика, как, впрочем, и у его родителей большие проблемы с воспитанием.

За весь вечер его ни разу не остановили и не сделали замечания, по сути, хотя причин для этого было более, чем достаточно.

Когда дети стали играть в эмо малышу все время хотелось им помешать или просто прервать игру. Привыкший быть в центре внимания, мальчик просто не умел оставаться наедине с собой.

Родителям надо принять во внимание, что дети сами по себе не растут, их надо воспитывать, что мальчику скоро в садик. И, если его не научат уважать чужое мнение и пространство, то очень скоро у малыша возникнут проблемы в общении со сверстниками.

Источник: https://paidagogos.com/vse-li-igryi-vospityivayut.html

Игра как средство воспитания детей

Ни для кого не секрет, что дети гораздо проще усваивают информацию, преподнесенную в игровой форме. Так, в последнее время именно в игровой форме педагоги обучают детей математике, грамоте, иностранным языкам.

Но не только для школьников игра важна. Роль игры в воспитании детей дошкольного возраста также велика.

Ведь именно посредством игры ребенок проявляет различные стороны характера, удовлетворяет свои интеллектуальные и эмоциональные потребности, формирует личность.

Игра как метод воспитания: чему она учит?

  • Основы этикета. Ребенку довольно тяжело объяснить, как необходимо правильно вести себя за столом, ведь гораздо интереснее для него покататься на велосипеде. А вот если проводить занятия в игровой форме, то все станет сразу гораздо интереснее. Например, можно с дочкой сажать кукол за стол и учить их правильно кушать. При этом пусть дочка скажет куклам: «Приятного аппетита», «Ешь аккуратно» и т.д.;
  • Характер. Для формирования характера полезно проводить с ребенком любые игры в соревновательной форме. Игра как средство воспитания детей учит его формировать характер, развивает самооценку и уверенность. У ребенка естественным является желание победить. Кроме того, роль игры в воспитании детей в том, что дети учатся сопереживать, развивают эмоционально-волевую сферу, стимулируют деятельность. В процессе игры, как метода воспитания, создаются такие ситуации, требующие незамедлительного решения, которые учат ребенка принимать решения и нести ответственность за свои действия;
  • Социализация. Игра как средство воспитания детей учит их взаимодействовать друг с другом, учитывать потребности и интересы окружающих. Например, ролевые игры способствуют увеличению словарного запаса, развивают организаторские и творческие способности. Игра как метод воспитания учит детей развивать лидерские качества, раскрывать свою индивидуальность и способности. А для застенчивых детей игра является едва ли не единственной возможностью проявить себя;
  • Интеллектуальное и нравственное воспитание детей. Игра прекрасно способствует процессу обучения и воспитания нравственных качеств. Так, гораздо легче научить ребенка запоминанию при помощи ассоциаций (девять – это кружок с хвостиком, а буква п – это две палочки и мостик, и т.д.).

При правильном подходе роль игры в воспитании ребенка огромна – она учит ребенка любить знания, стремиться к обучению и воспитанию, показывает правильные модели отношений и поведения. Кроме того, обучаясь чему-то посредством игры, ребенок даже не подозревает, что учится.

Игры нравственного воспитания для детей

В воспитании детей необходимо руководствоваться народной мудростью: «ребенка легче воспитать, чем перевоспитать», а также: «чем раньше начать воспитание, тем лучше будет результат».

Поэтому всегда стоит беспокоиться о том, что, с кем, и как делает ваш ребенок. Чтобы направить малыша на совершение положительных поступков и позитивные мысли, необходимо особую роль отвести играм нравственного воспитания для детей.

Они могут быть подвижными или спокойными – это неважно.

Игра как средство воспитания детей: примеры нравственных игр

  • Игра «Волшебное слово». Оказывает очень положительный эффект, заключается в том, что каждое действие и поступок необходимо сопровождать произнесением приятных слов и вежливых фраз;
  • «Магазин одной покупки». Данная игра как метод воспитания полезна тем, что ребенок оказывается в ситуации выбора, при котором из множества различных желаний он может выбрать только одно. Эту игру, как средство воспитания детей, полезно использовать для того, чтобы дети умели ориентироваться в возможностях семейного бюджета, в излишке и полезности некоторых вещей, а также учились делать осознанный выбор, за который они впоследствии смогут нести ответственность;
  • «Хорошо-Плохо». Роль игры в воспитании ребенка заключается в том, что ему раскрывается сущность плохого и хорошего, формируется система преставлений о том, что плохо и хорошо, раскрывается причинно-следственная связь различных действий и поступков.

Данные игры как средство воспитания детей формируют у них представление о вежливости, первоочередности потребностей и желаний, возможности их удовлетворения, учит детей развивать и обогащать язык.

Нравственное воспитание посредством народных игр

Народные подвижные игры очень занимательны для детей, а также чрезвычайно полезны.

Эти игры как метод воспитания учат их управлять своим телом и движениями, подчиняться и принимать правила игры, развивают воображение. Особенно важна в народных играх эмоциональная вовлеченность взрослого.

Старайтесь не просто демонстрировать необходимые слова и действия, но максимально выражать интерес к конкретной игре.

Примеры нравственного воспитания посредством народных игр:

  • «Поймай зайчика». Покажите ребенку солнечного зайчика при помощи зеркала: как он прыгает, убегает, отдыхает и неожиданно снова убегает и прячется в другое место. Потом предложите малышу зайчика догнать, повторяя при этом: «вот зайчик проснулся, посмотри, он танцует и спрятался под стол, а ты его не догнал. Ой, смотри, на стул залез, давай, лови скорей», и т.д.;
  • «Гуси-гуси-га-га-га». Поставьте малыша на некотором расстоянии от себя. Вы – хозяин гусей и живете с ними в одном домике. Обращайтесь к ребенку словами: «Гуси-гуси-га-га-га. Есть хотите? Да-да-да. Ну, летите. Нет-нет-нет. Серый волк под горой, зубы точит. Съесть нас хочет, не пускайте нас домой. Ну, летите, как хотите, только крылья берегите». Сначала произнесите весь текст сами, а когда малыш выучит текст, пусть он говорит от имени гусей. При этом можно инсценировать погоню волка за гусями;
  • «Солнышко и дождик». Покажите ребенку стол или стул, и объясните, что это домик, в котором можно спрятаться от дождика. Посмотрите на небо и скажите: «Смотри, солнышко вышло. Давай погуляем». Вместе с вами малыш выходит на середину комнаты и радуется солнечной погоде. Снова посмотрите вверх и скажите: «Смотри, кажется, дождь собирается, давай быстрее спрячемся в домике». Спрячьтесь под ваш импровизированный домик.

Игры как средство воспитания детей неплохо заканчивать игрой в молчанку. Это переключит внимание ребенка и успокоит его.

Помните, что родители – самые активные участники игр с детьми, поэтому, чем активнее будет общение отца и матери с ребенком, тем быстрее он будет развиваться.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Источник: https://www.neboleem.net/stati-o-detjah/5826-igra-kak-sredstvo-vospitanija-detej.php

Что воспитывают в наших детях «стрелялки»

В наше время значительную часть досуга, как детей, так и взрослых, занимают так называемые «стрелялки». Кто же и для чего изобрёл эти столь популярные в современном обществе компьютерные игры? Как они влияют на психическое здоровье человека? Несут ли в себе опасность эти, на первый взгляд, безобидные, детские развлечения?

Крупнейший американский военный психолог Дэвид Гроссман — один из разработчиков тренажёров, обучающих военных убивать. В одном из своих интервью он рассказывает о том, как и для чего были изобретены «стрелялки».

Военные психологи провели исследования с целью выявить, как действовали американские солдаты на поле боя во время Второй мировой войны, войн во Вьетнаме и Ираке. Результаты оказались весьма неожиданными.

Оказалось, что во время боя сознательно целились в противника только 2 % военных. Большинство же солдат просто стреляло в сторону противника. Если же приходилось вести непрерывные боевые действия в течение двух месяцев, то практически 98 % военных сходили с ума.

В своём же уме оставались только те же 2 %. Все они являлись социопатами.

Таким образом, военные психологи пришли к заключению, что подавляющее большинство солдат неспособно убивать других людей. Почему же так происходило? Потому что во время военной подготовки солдат учили стрелять по нарисованным мишеням. А на фронте таких мишеней не было.

И очень часто солдаты из-за страха и стресса просто не могли стрелять в людей. Так возникла необходимость в создании тренажёров, на которых военные учились бы убивать. В настоящее время по всему миру существуют тысячи подобных тренажёров не только для военных, но и для полицейских.

И именно эти тренажёры, которые в народе называют просто «стрелялками», попадают в руки мирного населения, в том числе и детей.

Существует множество доказательств того, что «стрелялки» негативно сказываются на детской психике. Дети и подростки, играющие в подобные игры, во взрослую жизнь входят с психическими отклонениями.

Дэвид Гроссман, человек, обучавший когда-то солдат и полицейских преодолевать психологический барьер убийства, авторитетно заявляет, что компьютерные игры учат убивать куда эффективнее, чем инструкторы спецподразделений.

На вопрос: «Для чего стимуляторы убийства даются детям?», он отвечает: «Только для того, чтобы научить детей убивать и привить им страсть к убийству. Навыки, полученные в стрессовой ситуации, потом воспроизводятся автоматически.

Дети, играющие в агрессивные компьютерные игры, убивают всех, кто попадёт в поле их зрения, пока не поразят все цели или не выпустят все патроны. Поэтому, когда они начинают стрелять в реальной жизни, происходит то же самое.

В Перле, в Падуке и в Джонсборо — везде малолетние убийцы сначала хотели убить кого-то одного. Обычно подружку, реже учительницу.

Но они не могли остановиться! Они расстреливали всех, кто попадался им на глаза, пока не поражали последнюю мишень или у них не кончались пули! Потом полиция их спрашивала: «Ну, ладно, ты убил того, на кого у тебя был зуб. А других-то зачем? Ведь среди них были и твои друзья!» И дети не знали, что ответить!

А мы знаем. Ребёнок за игрой-«стрелялкой» ничем не отличается от пилота за авиасимулятором. Ужасает безответственность производителей игр, снабжающих детей армейскими и полицейскими тренажёрами. Это всё равно, что дать в руки каждому ребёнку по автомату или пистолету. С точки зрения психологии — никакой разницы!

Если говорить об агрессивных видеоиграх, то многие американцы против их применения даже в полиции и в армии. А уж по поводу детей вообще не может быть разномыслия: детям они не нужны».

Играть самим и разрешать ли играть в «стрелялки» своим детям — выбор за каждым взрослым. Пусть Господь дарует каждому родителю мудрость, как воспитать в своих детях доброту, любовь и сострадание к другим.

Татьяна Кудашова, педагог-психолог,
магистр общественного здравоохранения

Газета «Ваши ключи к здоровью» № 8 (56) август 2015 г.

Источник: https://8doktorov.ru/chto-vospityivayut-detyah-strelyalki/

Как правильно воспитать ребенка? Запрещать ли компьютерные игры?

Я вижу, что для моих детей самое интересное в жизни это телевизор и компьютерные игры.  Как правильно поступить:  запретить это совсем или как-то ограничить? Если запретить, то дети в школе будут смеяться над моими детьми.

Да, это постоянный вопрос. К сожалению, мы хватаемся за детей только тогда, когда уже поздно. Знаете, нажали на курок – пуля летит. Что теперь делать с пулей? Как изменить ее траекторию? Это удивительно.

До тех пор, пока они не приобретают какой-то самостоятельности в поведении, когда они уже действительно что-то могут делать сами, до этого времени мы ничего не делаем. Просто растим, одеваем, обуваем, питаем.

И срываем свои эмоции на них.

А вот то, о чем мы говорим, чтобы прямо с детства воспитывать так, чтобы не было никакого лидерства; ты не лучше других – у кого одни способности, у других иные; относись с великодушием к своим товарищам, а не свысока; борись с этим гадким чувством превозношения и тщеславия и прочие вещи. Мы делаем это? Когда мы ничего не делаем, а потом они вырастают. И мы не знаем, что нам теперь делать.

Мы приучаем к хорошей литературе? Есть же масса прекрасных книг, которые подойдут и детям, и подросткам. Есть великолепные книги, которые воспитывают замечательные качества человека. Чего интересного мы даем? Какая альтернатива?

Вот я бы эту маму спросил. Вам не нравится, что это компьютер и игры, что вы предлагаете? Ничего? Ничего нельзя предлагать.

Природа не терпит пустоты, помните закон Торричелли? Разве мы не помним это? Что даете? Ничего? Я не знаю в данном случае, но в основном – ничего. Просто отнять компьютер и все.

Это все равно, что отнять у человека что-то вкусное. Тогда он бросится на невкусное, потому что у него голод-то есть. Что ж мы делаем?

Читайте также:  Вводим соки в рацион малыша правильно

Поэтому, что уже сейчас делать с ребенком, я не знаю. Но можно сделать попытку, найти хорошую литературу, самим прежде ее надо прочитать и самим начать рассказывать о том, как интересно написано. Не насилием, а увлечением. Увлечь, сказать: «книжка такая интересная!» и начать рассказывать. «Не хочешь узнать, что дальше?»

Почитайте «Князь Серебряный» Толстого — не оторвешься просто! Или «Камо грядеши» Сенкевича, или «Юрия Милославского» Загоскина, или Аксакова «Семейную хронику» или «Детские годы Багрова-внука». Это ж невозможно оторваться! Альтернатива же нужна. Нельзя же просто отрывать. А есть интересные жития, допустим, русских святых…

Но для этого что нужно? Родителям самим надо это прочитать. Какой ужас! «Мне некогда»… Мне надо найти того, кто произнесет магическое слово и все – больше он к компьютеру не прикасается. Ну, хорошо, я произношу магическое слово, он больше не прикасается. Что дальше? Дальше он подумает, и пойдет с друзьями куда-нибудь, начнет колоться, пить. Это лучше?

Нужно думать, что мы должны предлагать ребенку, а не просто говорить о том, что нам делать, чтобы он не занимался компьютерными играми и прочими вещами. Я просто сказал – хотя бы надо литературу.

Но надо интереснейшую литературу, такую, чтобы увлекала. Но самим же надо познакомиться с ней. И не просто сунуть книгу – он ее отбросит – а начать рассказывать, да так рассказывать, чтобы он прилип «а что дальше?».

А дальше не скажу, почитай сам.

Я же помню, как мальчишкой «Три мушкетера» каких-нибудь читаешь, бегаешь по улице и вдруг вспомнишь, что там еще что-то есть. Ой, радость-то какая! Приду, буду читать дальше, что там Дартаньян еще сделал с Артосом, Партосом и Арамисом.

Нужно выход энергии направить в другое русло, с вашей точки зрения лучшее. Искать. Трудиться надо! Но это очень сложно. Как у меня недавно спросили: «С дочкой что-то происходит, ей 12 лет, а у нее кто-то внутри живет». Ну, как называют их – бесноватые.

Вот ищут, к кому бы надо обратиться, кто поможет. «Вы не подскажите?». Я ответил: «Почему же? Подскажу» — «К кому?» — «К себе». Мы все ищем, кто бы сделал, а я каким был, таким бы и остался. А я – мамаша – ничего не хочу с собой делать.

Мы не понимаем того, что связь матери и ребенка живая. Нужно маме взяться за себя. Продумайте свою жизнь от того момента, как помните, запишите все бессовестные поступки, которые вы делали,  когда кого оболгали, кого обманули, когда украли, когда еще что-то такое сделали. Запишите все.

Найдите священника, перед которым вы можете откровенно сказать об этом. Ни кого попало, а того, к которому у вас есть уважение, доверие. Покайтесь перед Богом, священник только свидетель. Снимите с себя этот жуткий груз десятилетий. Покайтесь.

И тогда увидите, что с вами произойдет, и увидите, что с вашим ребенком начнет происходить.

А мы не хотим себя трогать ни на одну йоту.  Мы хотим, чтобы кто-нибудь что-нибудь сделал, отчитал и все в порядке. И мой ребенок будет здоров. И пойдет колоться, и рок-музыку включит так, что только держись, и потом придет полусумасшедший, после тяжелого металла. И ничего ему не будет, «море по колено».

Вот это мы хотим? Забыли, что родители и ребенок – единое еще целое, и наше взаимовлияние очень сильное. И если вы хотите что-то сделать, надо не искать «кто бы что-то сделал», какого-то шамана или колдуна, не важно в каком образе он будет. А то ищем, «кто отчитывает?».

Какой ужас! Вместо одного беса в ней будет пять после отчитки – вот что вы сделаете.

Алексей Ильич Осипов.

Расшифровка: Анна Поздняк.

Источник: http://tv-soyuz.ru/qna/kak-pravilno-vospitat-rebenka-zapreschat-li-kompyuternye-igry

Все ли игры детей одинаково полезны — Психологос

Ведущей деятельностью детей дошкольного возраста является игра. Именно в игре у ребенка развиваются основные психические функции (воображение, мышление, память, внимание, речь). Поэтому обучающие занятия с дошкольниками лучше всего проводить в игровой форме.

По каким признакам можно определить «настоящую игру», которая будет полезной для развития ребенка?

Отечественный психолог Л.С.Выготский говорил, что основой игры является мнимая ситуация.

Что это такое?

Согласно Л.С.Выготскому, мнимая ситуация имеет место там, где есть расхождение наглядного поля и поля смыслового. Для игры характерно, что все может быть всем.

Вспомните «волшебные» слова детства — «понарошку», «как будто»: вот когда «я понарошку машина, мамина помада понарошку свисток, а папин ремень понарошку змея (или поезд)», тогда есть игра.

Обратите внимание на интересную деталь: во всех приведенных примерах не фигурируют игрушки. Игрушек нет, а игра есть. Здесь же налицо «расхождение смыслового и видимого поля».

Видишь одно, а представляешь другое.

Благодаря чему это возможно? Благодаря воображению, позволяющему переносить функции одного предмета на другой. Поэтому мнимую ситуацию можно с полным правом называть также воображаемой ситуацией.

Итак, критерием игры является наличие мнимой, или воображаемой, ситуации.

Создание мнимой ситуации возможно благодаря развитию основного новообразования у детей дошкольного возраста, а именно — воображения. В свою очередь, развитие воображения тесно связано с детской игрой. С одной стороны, оно есть необходимое условие возникновения игры, с другой стороны — развивается в игре.

В процессе развития игры ребенок переходит от простых, элементарных, готовых сюжетов к сложным, самостоятельно придуманным, охватывающим практически все сферы действительности. Он учится играть не рядом с другими детьми, а вместе с ними, обходиться без многочисленных игровых атрибутов, овладевает правилами игры и начинает следовать им, какими бы сложными и неудобными для малыша они ни были.

Такие игры характерны для детей старшего дошкольного возраста, и называются они сюжетно-ролевыми. Развитию данного типа игры предшествуют два других, необходимых вида детских игр: режиссерская и образно-ролевая.

Для того чтобы играть в сюжетно-ролевые игры ребенку требуются определенные умения, которые формируются благодаря двум предшествующим этапам развития детской игры.

Сюжетно-ролевая форма игры, в свою очередь, переходит в игру с правилами.

В 2-3 года дети играют в режиссера. Ребенок в этой игре начинает переносить функции с одного предмета на другой (например, кубик может быть машинкой или чашкой). В таких играх дети обыгрывают короткие, взятые из жизни сюжеты. При этом они обходятся без партнеров по игре. Если же в этом возрасте дети и играют в группе, то игра происходит у них не вместе, а рядом.

Ребенок-режиссер приобретает необходимое качество для дальнейшего развития игры — он научается «видеть целое раньше частей».

Малыш, владеющий режиссерской игрой, сумеет без особых проблем подыграть реальному партнеру в сюжетно-ролевой игре.

Способность видеть целое раньше частей — вот та основа игры и воображения, без которой ребенок никогда не сможет стать волшебником.

Вторая составляющая сюжетно-ролевой игры (помимо сюжета) — роль, умение удерживать ролевую позицию. Эта линия развития обнаруживается в самом начале четвертого года жизни ребенка: возникает новый вид игры — образно-ролевая игра.

Дети начинают изображать определенных сказочных героев, животных, людей. Они копируют их повадки, манеры, язык. Это свойство детей — умение перевоплощаться — может в некоторых случаях иметь значение психологической реабилитации.

Например, ребенок, которого обижают сверстники в детском саду, может перевоплотиться во льва и, тем самым, почувствовать себя более уверенно.

Когда ребенок научился самостоятельно придумывать сюжет (т.е., другими словами, овладел режиссерской игрой) и получил опыт ролевого поведения (поиграл в образно-ролевую игру, попробовал перевоплощаться), то возникает основа для развития сюжетно-ролевой игры.

Что малыш приобретает в этой игре? Прежде всего, как отмечал Д.Б. Эльконин, ребенок в этой игре отражает отношения, специфические для общества, в котором он живет.

В сюжетно-ролевой игре основное внимание ребенка направлено на социальные отношения людей.

Если раньше дети не нуждались в специальной работе по ознакомлению их с окружающим, то теперь обстоятельства изменились и от взрослых требуются дополнительные усилия.

Для этого очень важно беседовать с детьми о случившихся событиях. К примеру, ребенок с мамой были в парикмахерской. Или педагог с группой детей ходили в парикмахерскую на экскурсию. Об этом визите нужно обязательно поговорить. Но, «сочиняя» рассказ, нужно обязательно выполнить важные условия.

Во-первых, нужно включить такие сведения, которые ребенок сможет потом использовать в игре.

Важно показать тех людей, которые действуют в той или иной сфере деятельности, и, главное, те отношения между ними, которые существуют в жизни.

Например, в рассказе о парикмахерской должны обязательно фигурировать мужской и женский мастера, маникюрша, кассир, клиенты, пришедшие стричься, укладывать или красить волосы, бриться, делать маникюр и т.п.

Второе правило предполагает очень сильную эмоциональную окраску происходящего. Это возводит обыденное дело в ранг события. Дети лучше запоминают то, что эмоционально значимо для них. Проще всего достичь нужного эффекта, если у героев вашего рассказа что-то не получается, если происходит какая-нибудь нелепица.

Ну, например, вернемся в парикмахерскую: у парикмахера вдруг куда-то пропали ножницы, кого-то вместо обычной краски покрасили в голубой цвет, кто-то шел стричься, а попал к врачу.

Обратите внимание, что все нелепицы должны быть очень тесно связаны с информацией, которую ребенок будет затем использовать в игре, но вот «откроет» он ее для себя сам.

Оказывается, парикмахеры надевают халаты, мастеру нужны ножницы, чтобы стричь, и в парикмахерской красят совсем не теми красками, какими малыш привык рисовать, и кресло должно подниматься и опускаться при помощи педали. Кроме этого, все нелепицы проговаривались, проигрывались участниками событий.

Таким образом, малыш получает возможность и способность затем включить полученный опыт в свою игру.

Сюжетно-ролевая игра, развиваясь, выдвигает на первый план игровое правило, которое начинает исполнять ведущую роль, и на сцене появляется новый вид игры — игра с правилами.

Эта игра дает ребенку две необходимые способности.

Во-первых, выполнение правил в игре всегда связано с их осмыслением и воспроизведением воображаемой ситуации. Если вы помните, то воображение тоже связано со смыслом и, более того, для своего развития предполагает специальные задания на осмысление.

Во-вторых, игра с правилами учит общаться. Ведь большинство игр с правилами — это игры коллективные.

Часто родителям хочется, чтобы у ребенка были такие игры, которые займут его полностью, и он не будет мешать взрослым. Но игра как процесс обучения жизненным навыкам предполагает обсуждение и оценку полученной информации, ее своего рода «сортировку» самим ребенком (поначалу большей частью с помощью взрослых).

Если взрослые не могут или не хотят этого делать — увы, тогда получается, что ребенку вообще вредно играть. Потому что пользы от такой игры никакой не будет, и ребенок не получит ни интеллектуального развития, ни адекватных жизненных навыков.

(Точно так же, как если бы предоставить ребенку учиться в классе без учителя: не все взрослые-то способны к самообразованию, а уж дети и подавно).

Уважаемые родители и педагоги: игра — процесс, как правило, коллективный!

Очень редко ребенок играет в игрушки сам с собой (хотя любому человеку иногда надо побыть в одиночестве, и ребенок не исключение). Но большей частью, как правило, дети играют с другими детьми или с взрослыми. И назначение этих игр разное. В играх со сверстниками ребенок оттачивает полученные знания и практические навыки.

Игры же с взрослыми несут больше познавательный характер, развивающее значение, поскольку именно у взрослых ребенок учится в первую очередь.

То есть вы вполне можете помочь ребенку выбрать те или иные игры (помочь, а не навязывать), обсудить, во что и как он играл с другими детьми (обсудить, а не допрашивать), а то и самим подключиться к его любимым играм и стать для ребенка единомышленником — а не надсмотрщиком.

Главное, в отношении любых игр необходимо научить ребенка тому, что сейчас называют ОБЖ — основы безопасности жизни. Тому, что удар по голове может причинить непоправимый вред здоровью, что снежком лучше не попадать в глаз, что играть в футбол лучше во дворе, а не у проезжей части, что той же петардой можно как минимум обжечься, — в общем, элементарным вещам!

Но тут непременно нужно отметить, что если ребенок упорно продолжает драться палками, кататься на крыше лифта, баловаться спичками и т.п.

, и для него не имеет значение слова «опасно для жизни» — стоит срочно задуматься об этом родителям.

Потому что снижение ценности собственной жизни и здоровья иногда бывает признаком психологического неблагополучия в душе ребенка, или в семье, в которой он растет.

К примеру, если папа и мама постоянно ссорятся, но тут же начинают действовать сообща, стоит только ребенку чем-нибудь заболеть — так он с удовольствием схватит пневмонию или сломает ногу, чтобы только в семье подольше был мир (а не иллюзия мира!). Или, возможно, ребенку вообще опротивела его жизнь как таковая, и его пренебрежение собственной безопасностью уже называется «суицидально обусловленное поведение»…

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/vse-li-igry-detey-odinakovo-polezny

Жестокие игры: стоит ли детям играть в войнушку?

По мере взросления вид и предмет игры ребенка претерпевает кардинальные изменения. Если в возрасте 3-х месяцев малыш с упоением забавляется с погремушкой, то в возрасте 3-х лет ребенок уже копирует взрослые игры, которые часто бывают жестокими.

Нужно ли поощрять детей играть в войну?

Игра – едва ли не основная деятельность ребенка. Это способ познания мира и собственной в нем роли. По мере взросления вид и предмет игры ребенка претерпевает кардинальные изменения.

И если в возрасте 3-х месяцев малыш с упоением забавляется с погремушкой, то в возрасте 3-х лет ребенок уже копирует взрослые игры, которые часто бывают жестокими. Игра в войну порой становится любимой игрой в жизни ребенка от 3-х до 8 лет.

Читайте также:  Воспитание в школе особенности, которые стоит учитывать взрослым

Как к ней относится взрослым и что она дает детям? Взглянем на этот спорный вопрос с двух сторон.

Даме – цветы, детям – мороженое. Или нет: мальчикам – пистолетики, девочкам – куколки.

Стереотип или сложившаяся веками под грузом развития общества схема? По словам Джошуа Вайнер (Joshua Weiner), детского и подросткового психиатра из США, штата Вирджиния, «…стоит лишь посмотреть вокруг, чтобы ответить на этот вопрос.

Детские игры в войну — это результат влияния на ребенка, как генетики, так и современного мира». Мужчины, издревле решавшие все вопросы силой, уже в детстве проявляют свои генетические наклонности. Желание победы и самоутверждения, подкрепленное увиденным с экрана, порой находит воплощение в играх.

Родители, руководствуясь мыслью о невозможности изменения сложившейся ситуации, позволяют детям «убивать» друг друга понарошку потому что:

  1. С генетикой не поспоришь. Генетика или история развития общества привносят свои правила в типовые игры детей разного пола. Если девочки играют в дочки-матери, готовясь стать матерями в будущем, то мальчики играют в войну, желая стать защитниками своих семей.

  2. Игра в плохого и хорошего есть ни что иное, как воспитание морали. Игра есть игра, это выдумка и все в ней не по-настоящему. Не настоящие монстры, полицейские, грабители. Перевоплощаясь в героев Звездных войн или Гарри Поттера, дети играют по извечным правилам жизни, где добро борется со злом. Изучая, что плохо, а что хорошо, дети познают принципы нравственности и морали.

  3. Игра в войну – вопрос борьбы за спасение людей. Чаще ребенок играет роль спасителя-освободителя: «Я спасу тебя!» — кричит он, стреляя во врага.

  4. Игра помогает побороть страхи. У детей их бывает много. Они самые разнообразные и непредсказуемые: боязнь темноты, собак, клоунов или мультяшных монстров. Играя с оружием и побеждая воображаемых врагов, ребенок преодолевает чувство страха, убеждаясь в своей силе.

  5. Военные действия – это просто фантазия. Дети не воспринимают войну так, как воспринимаем ее мы. Они не понимают, что пуля ведет к смерти человека и горю любящих его людей.

    Для них оружие это просто предмет, обладающей некой силой, которую они и пытаются исследовать. Поэтому не стоит бояться, что играя в войну, ребенок вырастит воинственным и агрессивным человеком.

    Ведь, играя в пиратов, дети не становятся ими во взрослой жизни.

  6. Активный  — не значит агрессивный. Играя в войнушку, дети развивают двигательную активность и ловкость. Нельзя же все время только собирать конструктор и катать машинки?

  7. Игра как способ самоутверждения. Даже маленькому мужчине нужно почувствовать себя победителем. Игра в войну – возможность почувствовать свою силу и силу оружия, которым он обладает.

  8. Запретный плод сладок. Ребенок имеет право примерить на себя разные роли в детстве в процессе игры. Так он развивается более гармонично. Если запрещать ему играть с пистолетом, то он будет стрелять из ложки, но уже за вашей спиной, то есть без вашего контроля.

  9. У жестокости другие корни. Вырастет ли из играющего в войну ребенка жестокий человек? Нет, потому что жестокие взрослые люди в детстве проявляли свою жестокость иначе, например, к животным.

    Они были чересчур замкнутыми в себе, как будто обиженными на всех детьми. Именно такие психологические расстройства ведут к нарушениям адекватного поведения в будущем.

    К тому же гораздо больший негативный эффект на ребенка производят ссоры родителей с применением жестокости, чем безобидная игра в войну ребенка из благополучной семьи.

Родительский лагерь противников игры в жестокие игры с темой убийства выдвигает следующие аргументы против приведенных выше доводов:

  1. Родительский выбор. С генетикой спорить не придется. Никто не предложит мальчику играть в куклы.

    Если игра в дочки-матери несет в себе мирную тему, то игра в войну слишком рано сообщает ребенку о смерти, пускай и не настоящей, которая может случиться по его вине.

    От родителей зависит выбор правильной игры для своих детей, подходящей им по возрасту и по информационному посылу.

  2. Моральные устои нельзя воспитывать войной. Всю историю вплоть до создания ядерного оружия, мужчины пытались решить политические вопросы силой. Когда силы стало так много, что за мгновение стало можно уничтожить целое государство, они – мужчины — перешли на мирное урегулирование вопросов.

    Их дети, наши дети – это зеркало нашего поведения, результат нашего воспитания, отражение нашей нравственности и культуры. Говоря о гуманном обществе, мы не говорим о войне.

    Так зачем воспитывать в детях воинственный дух, когда нужно сообщить им и научить их мирным способам урегулирования спорных вопросов?

  3. Спасти значит избежать войны. Мой ребенок знает, что слово «убить» несет в себе зло. Когда из уст трехлетнего малыша звучит «Я убью тебя!» в адрес воображаемого противника вряд ли он испытывает разу 2 эмоции: желание освободить слабых и чувство агрессии.

    Скорее всего, он испытывает лишь последнее. На детской площадке двое шестилетних мальчиков гуляли без родителей и играли в войну, стреляя понарошку в детей, гулявших с ними. Мой сын стал заступаться за беспомощно смотрящих на происходящее детей: «Стрелять это плохо!».

    Мальчиков это забавляло еще больше, они становились все агрессивнее, кидая фразы, которые с трудом воспринимались мною из уст маленьких детей: «Мы тебя убьем и твоих родителей тоже! Наш папа сильный, он тебя убьет!».

    В конце концов, всем родителям пришлось прогнать «добрых» детей с площадки, освободив место мирным играм.

  4. Игра в войну — коллективный вид деятельности.  Если один ребенок играет роль нападающего, то другой является пострадавшим. И если один таким образом избавляется  от скрытых страхов, то другой их приобретает. Ведь в коллективной игре часто выделяется лидер, для некоторых же заготовлены постоянные роли второго плана.

    Страх поражения, страх быть убитым воспитывает чувство неуверенности в ребенке как минимум, и нежелание общаться с коллективом как максимум. Да, ребенок может получить поражение в различного рода играх. Но если победить натренированного в беге мальчика он может, натренировавшись лучше него, то против силы оружия можно противостоять только более сильным оружием.

    Для духа детского соперничества это совсем неуместно.

  5. Детские игры – сценарий для будущей жизни. Детство – предисловие к будущей жизни. В нем закладываются основы поведения. Если ребенок лишен ласки в детстве, скорее всего он вырастет неласковым человеком. Если ребенок в интернате получает уроки жестокости, то в будущее он покажет их другим.

    Детство и взрослая жизнь неразрывно связаны между собой. На свете много игр для мальчиков. Детские игры не должны повторять жестокие игры взрослого мира. Ребенок с пистолетом в руках, стреляющий в голубя, потом выстрелит из пневматики в птицу, кошку или собаку.

    Если такая игра приносила ему радость в детстве, то в будущем, применяя силу оружия, он получит те же эмоции, став взрослым.

  6. Спорт – выбор сильных. Основной смысл игры в войну не скроешь за желанием развить ловкость и натренировать мышечный корсет. Последнее является лишь приложением. Дети копируют поведение взрослых, пусть это поведение будет правильным.

    Занимайтесь спортом вместе с детьми (дома, на улице, ходите в бассейн), установите спортивный комплекс дома, приглашайте друзей ребенка домой, и устраивайте соревнования: кто быстрее заберется по лесенке, кто больше раз подтянется на турнике, кто быстрее залезет по канату.

    К тому же игра в обычные прятки заставит изрядно попотеть. Так воспитается и дух соперничества, и укрепятся мышцы.

  7. Мирное решение. Самоутвердиться, найти свое место в мире, почувствовать себя сильным можно и нужно куда более мирным путем.

    Помимо спортивных соревнований, есть большое количество игр, как настольных, так и коллективных, где выявляется победитель, и развивается логическое мышление. И они не несут в себе тему убийства.

    Гораздо правильней дать ребенку почувствовать силу своего разума, нежели силу оружия.

  8. Запрещать надо с умом. Так как тема игры в войну кажется родителям, а особенно мамам, жестокой, они запрещают в нее играть своим детям. Однако психологи советуют не полностью запрещать ребенку играть с пистолетами, а играть в пределах разумного.

    Когда я спросила своего четырехлетнего сына, хорошо ли это стрелять из игрушечного пистолета, играть в войну, он ответил, что хорошо, но только если стреляешь не в живых. Он отвечал мне моими словами, так как я объясняла ребенку, что такое оружие, и какой вред оно несет. Если запрещать ребенку есть конфеты, ему отчаянно будет их хотеться.

    А если разрешать ему кушать их с умом (иногда, почистив потом зубки, потому что сладкое приводит к дырочкам в зубах), его желание конфет  останется в пределах нормы.

Нельзя позволять ребенку играть в войнушку без контроля. Объяснив малышу, что такое война (хорошо это или плохо), нужно по мере возможности (или хотя бы изначально) следить за этой игрой, чтобы ребенок не причинил боль другому ребенку и не перешел грань дозволенного.

  1. У жестокости много корней. Если ребенок наблюдает раздоры родителей, насилие над близким человеком, вряд ли он воспринимает это восторженно. Наоборот, такие сцены вызывают большое чувство горя и обиды на виновника, потому что все это происходит по-настоящему и с любимыми для него людьми. Во взрослой жизни такой мужчина напротив будет избегать жестоких поступков, вспоминая о своих страданиях в детстве. Если поощрять и подталкивать ребенка к совершению жестоких поступков в детстве, не объясняя ему их смысла в настоящей жизни, то, стреляя из игрушечного пистолета в живых существ, он будет воспринимать это как вариант нормы.

Если вы решили позволять ребенку играть в войнушку, то психологи советуют соблюдать несколько правил для того, чтобы эта игра не оказала негативное влияние на психику ребенка:

  1. Наблюдайте за игрой, не вмешиваясь. Так вы поймете то, как относится к игре ребенок, как он ее воспринимает и что он знает о войне в принципе.

  2. Если игра идет в неправильном русле (ее элементы угрожают психологическому или физическому здоровью детей), необходимо мягко, но четко объяснить правила игры.

    По словам учителя Джейн Кэтч, автора книги «Под кожей мертвеца: в поисках смысла детской жестокой игры» (Jane Katch, Master of Studies, author of Under Deadman's Skin: Discovering the Meaning of Children's Violent Play.

    ), вы можете объяснить детям, что «стрелять понарошку можно в воображаемых врагов или только плохих персонажей, чтобы всем было комфортно играть». После дискуссии задайте детям вопрос: «Как мы можем играть так, чтобы всем было весело, а Косте не так страшно?».

    Важно дать ребенку возможность самому предложить решение сложившейся проблемы, так ему охотнее будет играть по новым для него правилам, ведь он установит их сам.

  3. Дети любят повторять то, что им нравится. Например, ребенок просит вас почитать одну и ту же книжку на протяжении месяца. Так происходит и в играх. Если игра становится однообразной, внесите коррективы.

    «Предложите детям ввести новых персонажей или новые предметы» — говорит Нэнси Карлсон-Пейдж, доктор педагогических наук, соавтор книги «Дилемма игры в войну» (Nancy Carlsson-Paige, Doctor of education, co-author of «The War Play Dilemma»).

    Ими могут стать врачи скорой помощи, добровольцы, спасающие пострадавших или вертолеты МЧС.

Главное свести к минимуму процент участия идеи убийства, который столь тщательно проигрывается детьми. Акцентируйте их внимание на результате военных действий, на том, какой разрушительный вред они наносят в реальном мире и как много сил нужно, чтобы помочь пострадавшим. Возможно, после этого дети начнут играть в более мирные игры.

  1. Когда вы становитесь участником игры, играйте по сценарию ребенка , если он не противоречит правилам безопасности, о которых говорилось выше. После окончания игры можно вместе обсудить ее. Это хороший шанс освежить правила, исправить недопустимые ошибки и исключить страхи.

  2. Оградите ребенка от просмотра сцен насилия по телевизору и компьютерных игр с темой смерти.

  3. Если вы покупаете ребенку игрушечный пистолет, убедитесь, что он выглядит действительно как игрушечный.

  4. Для стрельбы из игрушечного пистолета, например, водяного, можно соорудить и искусственную мишень , например из больших кубиков от конструктора.

Интересно, к какому лагерю примыкаете вы, уважаемые читатели?

Источник: https://letidor.ru/otdyh/zhestokie-igry-stoit-li-detyam-igrat-v-voynushku.htm?full

О влиянии современных компьютерных игр: не учите детей убивать!

Подполковник в отставке Дэвид Гроссман написал в соавторстве с Глорией де Гаэтано книгу под названием «Не учите наших детей убивать. Объявим поход против насилия на телеэкране, в кино и компьютерных играх».

Услышав выступление полковника на конференции «Шоковое насилие», которое спонсировала Ассоциация психологов Нью-Джерси, корреспонденты еженедельника «Эир» взяли у него интервью. Интервью приведено в сокращении.

– Давайте начнем с вашей книги с довольно вызывающим названием – «Не учите наших детей убивать». Пожалуйста, расскажите немного о ней и о том, что вас побудило за нее взяться.

– Для этого надо сперва вспомнить о моей первой книге. В ней речь шла о том, как сделать убийство психологически более приемлемым… не для всех, конечно, а для военных.

В конце же была небольшая главка, в которой говорилось, что методики, использующиеся в армии для обучения солдат, сейчас растиражированы безо всяких ограничений для детской аудитории. Это вызвало тогда очень, очень большой интерес.

Книгу стали использовать в качестве учебника по всему миру: и в силовых ведомствах, и в армии, и в миротворческих программах.

Ну а потом я вышел в отставку и вернулся домой. Это было в феврале 1998-го. А в марте того же года в нашем городке двое мальчишек, 11-ти и 13-ти лет, открыли пальбу и поубивали 15 человек.

А я тогда как раз проводил тренинг в группе психиатров, и меня попросили поучаствовать в допросе учителей.

Так сказать, по горячим следам, спустя всего 18 часов после того, как они оказались в эпицентре самого массового убийства в школе за всю историю Америки.

В результате я понял, что молчать больше нельзя, и выступил на нескольких конференциях, посвященных вопросам войны и мира. А потом написал статью «Наших детей учат убивать». Ее удивительно хорошо восприняли. Это свидетельствовало о том, что люди открыты для обсуждения данной темы.

Поэтому я замыслил новую книгу, пригласив к соавторству Глорию де Гаэтано, одного из ведущих экспертов в данной области. Спустя год, когда произошло массовое убийство в школе Литтлтона, книга уже была готова.

– В первой главе вашей книги недвусмысленно дается понять, что все сколько-нибудь серьезные медицинские и прочие исследования, проведенные за последние 25 лет, свидетельствуют о тесной связи показа насилия в СМИ и роста насилия в обществе. Вы не могли бы рассказать об этом подробней?

– Тут важно особо подчеркнуть, что речь идет именно о ЗРИТЕЛЬНЫХ образах. Ведь письменная речь ребенком до 8 лет в полном объеме не воспринимается, она как бы отфильтровывается рассудком. Устная речь начинает по-настоящему восприниматься после 4-х лет, а до этого кора головного мозга фильтрует информацию, прежде чем она дойдет до центра, заведующего эмоциями.

Но мы-то говорим о ЗРИТЕЛЬНЫХ образах насилия! Их ребенок в состоянии воспринять уже в полтора года: воспринять и начать подражать увиденному! То есть в полтора года агрессивные зрительные образы, неважно, где появляющиеся – на телеэкране, в кино или в компьютерных играх, – проникают через органы зрения в мозг и непосредственно попадают в эмоциональный центр.

Потрясает состав исследовательских групп. В конце книги мы в хронологическом порядке перечисляем открытия в этой области. Данным вопросом занимались Американская ассоциация медиков (АМА), Американская ассоциация психологов, Национальный институт психического здоровья и т.д., и т.п.

Есть обширное исследование ЮНЕСКО.

А на прошлой неделе я раздобыл материалы Международного Комитета Красного Креста, свидетельствующие о том, что повсеместно распространившийся культ насилия – особенно жуткие, варварские методы ведения современной войны – прямо связан с пропагандой насилия в средствах массовой информации.

В исследовании, которое было проведено в 1998 г. в рамках ЮНЕСКО, также говорилось, что насилие в обществе подпитывается насилием в СМИ. Накопленные данные настолько убедительны и их так много, что спорить с ними все равно, что доказывать, будто бы курение не вызывает рака.

Однако находятся бесстыжие специалисты, в основном проплаченные теми же СМИ, которые отрицают очевидные факты. На заключительном заседании конференции в Нью-Джерси один такой тип встал и заявил: «А вы не можете доказать, что насилие на экране ведет к росту жестокости в обществе. Это неправда, таких доказательств нет!»

Напомню, что конференцию проводила Ассоциация психологов Нью-Джерси, филиал Американской ассоциации психологов, центральный совет которой еще в 1992 г. постановил, что дебаты на эту тему окончены. А в 99-м Ассоциация выразилась еще определенней, сказав, что отрицать влияние экранного насилия на бытовое – это как отрицать закон земного притяжения.

Влияние компьютерных игр

– Теперь немного поговорим о компьютерных «стрелялках». Я был потрясен, узнав из вашей книги, что компьютерные симуляторы, которые используются в американской армии и в большинстве силовых ведомств, практически не отличаются от некоторых наиболее популярных игр.

– Тут нам придется сделать небольшой экскурс в историю. Во время Второй мировой войны вдруг обнаружилось, что большинство наших солдат неспособно убивать противника. Неспособно из-за изъянов военной подготовки.

Дело в том, что солдат учили стрелять по нарисованным мишеням. А на фронте таких мишеней не было, и вся их выучка пошла насмарку. Очень часто многие солдаты под влиянием страха, стресса и прочих обстоятельств просто не могли применить оружие.

Стало ясно, что солдатам необходимо прививать соответствующие навыки. Мы ведь не сажаем летчика в самолет сразу же после того, как он прочитал учебник, и не говорим: «Лети». Нет, мы ему дадим сперва поупражняться на специальных тренажерах.

Даже во Вторую мировую войну уже существовало множество тренажеров, на которых пилоты подолгу отрабатывали технику полета.

Соответственно возникла потребность в создании тренажеров, на которых солдаты учились бы убивать. Вместо традиционных мишеней нужно было использовать силуэты человеческих фигур. Такие тренажеры оказались чрезвычайно эффективными.

Морская пехота получила лицензию на право использовать в качестве тактического тренажера игру «Дум». В сухопутных войсках взяли на вооружение «Супер Нинтендо».

Помните, была такая старая игра в утиную охоту? Мы заменили пластмассовый пистолет пластмассовой штурмовой винтовкой М16, а вместо уток на экране появляются фигурки людей.

Теперь у нас по всему миру несколько тысяч таких тренажеров. Они доказали свою эффективность. В данном случае наша цель – научить солдат правильно реагировать на угрозу.

Ведь если они не смогут открыть огонь, запаникуют, то могут произойти страшные вещи. То же самое относится и к полицейским. Поэтому я считаю такие тренинги полезными.

Раз мы даем солдатам и полицейским оружие, мы должны научить его применять.

Впрочем, по этому поводу в обществе нет единодушия. Некоторых людей шокируют репетиции человекоубийства, даже когда они производятся солдатами и полицейскими. Что уж тогда говорить о неограниченном доступе детей к таким симуляторам? Это куда ужасней!

Когда разбиралось дело Маквея, меня пригласили в качестве эксперта в правительственную комиссию. Защита пыталась доказать, что это служба в армии и война в Заливе превратили Тимоти Маквея в серийного убийцу.

На самом же деле все было с точностью до наоборот. По данным Бюро судебной статистики, ветераны войны попадают в тюрьму гораздо реже, чем не ветераны того же возраста.

Что немудрено, ведь у них срабатывают серьезные внутренние ограничители.

Симуляторы убийства

– Какие?

– Во­-первых, мы сажаем за такие тренажеры взрослых людей. Во­-вторых, в армии царит суровая дисциплина. Дисциплина, которая становится частью твоего «я». А тут симуляторы убийства даются детям! Для чего? Только для того, чтобы научить их убивать и привить им страсть к убийству.

Нужно иметь в виду и следующее обстоятельство: навыки в стрессовой ситуации воспроизводятся автоматически. Раньше, когда у нас еще были револьверы, полицейские ездили на стрельбища. Из револьвера можно было сделать за один раз шесть выстрелов.

Поскольку нам неохота было потом собирать с земли стреляные гильзы, мы вытаскивали барабан, ссыпали их в ладонь, клали в карман, перезаряжали револьвер и стреляли дальше. Естественно, в настоящей перестрелке так делать не будешь – там не до этого.

Но представляете? И в реальной жизни у полицейских после перестрелки карманы оказывались полны стреляных гильз! Причем ребята понятия не имели, как это получилось. Учения проходили всего два раза в год, и полгода спустя копы автоматически клали пустые гильзы в карман.

А ведь дети, играющие в агрессивные компьютерные игры, стреляют не два раза в год, а каждый вечер. И убивают всех, кто попадет в поле их зрения, пока не поразят все цели или не выпустят все патроны. Поэтому когда они начинают стрелять в реальной жизни, происходит то же самое.

В Перле, Падуке и в Джонсборо – везде малолетние убийцы сперва хотели убить кого-то одного. Но они не могли остановиться! Они расстреливали всех, кто попадался им на глаза, пока не поражали последнюю мишень или у них не кончались пули! Потом полиция их спрашивала: «Ну ладно, ты убил того, на кого у тебя был зуб.

А других-то зачем? Ведь среди них были и твои друзья!» И дети не знали, что ответить!

А мы знаем. Ребенок за игрой­-стрелялкой ничем не отличается от пилота за авиасимулятором: все, что в них в этот момент закачивается, потом будет воспроизведено автоматически.

Мы учим детей убивать, подкрепляя убийство чувством удовольствия и призами! А еще учим ликовать и потешаться при виде реалистично изображенных смертей и человеческих страданий. Ужасает безответственность производителей игр, снабжающих детей армейскими и полицейскими тренажерами.

Это все равно что дать в руки каждому ребенку по автомату или пистолету. С точки зрения психологии – никакой разницы!

– А помните 6-летнего убийцу из Флинта, в штате Мичиган? Вы написали, что это убийство было противоестественным…

– Да. Желание убить возникает у многих, но на протяжении всей истории человечества на это оказывалась способной лишь крошечная горстка людей. Для обычных, здоровых членов общества убийство противоестественно.

Скажем, я – рейнджер. Но мне не сразу дали в руки М16 и перевели в разряд суперкиллеров. На мою подготовку ушло много лет. Понимаете? Нужны годы, чтобы научить людей убивать, привить им нужные навыки и желание этим заниматься.

Поэтому, столкнувшись с детьми-убийцами, мы должны ответить на очень трудные вопросы. Потому что это новое. НОВОЕ ЯВЛЕНИЕ! В Джонсборо мальчишки 11-ти и 13-ти лет убили 15 человек. Когда этим детям исполнится 21 год, их выпустят на свободу.

Этому никто не в силах помешать, ведь наши законы не рассчитаны на убийц такого возраста.

А теперь еще и шестилетка. Они там в Мичигане думали, что застраховали себя от неожиданностей, снизив возраст уголовной ответственности до 7 лет. Даже 7-летние, решили мичиганские власти, пусть отвечают перед законом как взрослые. А там возьми и появись 6-летний убийца!

Ну а через несколько дней после расстрела во Флинте ребенок в Вашингтоне достал с верхней полки ружье, сам его зарядил, вышел на улицу и дал два залпа по гулявшим детям. Когда в полиции поинтересовались, где он научился заряжать ружье – наверно, думали, что папаша сдуру показал, – мальчик простодушно заявил: «Да я от телевизора научился».

А если вернуться к ребенку из Флинта… Когда шериф рассказал о случившемся его отцу, который сидит в тюрьме, тот ответил: «Я как услышал – меня мороз по коже пробрал. Потому что я сразу понял: это мой парень. Потому что мой парень, – добавил он для усиления эффекта, – просто обожал садистские фильмы».

Видите? Совсем крошка, а уже свихнулся от насилия в СМИ. А свихнулся он потому, что отец сидел и смотрел кровавые сцены, радовался, хохотал и потешался над смертью и человеческими страданиями. Обычно в 2, 3, 4 года, да и в 5-6 лет дети жутко боятся подобных зрелищ. Но если хорошенько постараться, то к 6 годам можно заставить их полюбить насилие. Вот в чем весь ужас!

Реакция на насилие

Наверное, многие видели фильм «Список Шиндлера». И, надеюсь, никто из них не смеялся во время просмотра. А вот когда такой просмотр устроили для старшеклассников в пригороде Лос-Анджелеса, кинопоказ пришлось прервать, потому что дети хохотали и потешались над происходящим.

Сам Стивен Спилберг, потрясенный таким поведением, приехал, чтобы перед ними выступить, но они и его засмеяли! Может, конечно, это только в Калифорнии так реагируют. Может, они там все с приветом. Но ведь и в штате Арканзас, в Джонсборо, было нечто похожее.

Бойня произошла в средней школе, а рядом, за соседней дверью, учатся старшеклассники – старшие братья и сестры детей, которых изрешетили убийцы.

Так вот, по свидетельству одной учительницы, когда она пришла к старшеклассникам и рассказала о трагедии – а они уже слышали выстрелы, видели машины «Скорой помощи», – в ответ раздались смех и радостные возгласы.

– Да, об этом сообщалось в новостях.

– А знаете, почему я не сомневался насчет игр? Потому что он сделал всего один выстрел и сразу попал в основание черепа. А ведь это трудно, тут требуется большая меткость. Но компьютерные игры – прекрасная тренировка. Во многих из них, кстати, даются особые бонусы за выстрелы в голову.

Пожалуй, лучше всего иллюстрирует мои слова случай в Падуке. 14-летний подросток украл у соседа пистолет 22-го калибра. До этого он никогда не занимался стрельбой, а украв пистолет, немного попалил из него на пару с соседским мальчиком за несколько дней до убийства.

А потом принес оружие в школу и сделал 8 выстрелов.

Так вот, по данным ФБР, для среднестатистического офицера полиции нормальным считается, когда из 5 пуль в цель попадает одна. А этот парень выпустил 8 пуль и ни разу не промахнулся! 8 пуль – 8 жертв. Из них 5 попаданий в голову, остальные 3 – в верхнюю часть туловища. Поразительный результат! А ведь это не отставной рейнджер типа меня.

Это 14-летний парнишка, до той поры не державший оружия в руках! Откуда у него такая невероятная, беспрецедентная меткость? Причем, как отмечают все свидетели трагедии, он стоял как вкопанный, паля прямо перед собой, не уклоняясь ни вправо, ни влево. Такое впечатление, что он методично, одну за другой, поражал цели, появлявшиеся перед ним на экране.

Как бы играл в свою поганую компьютерную игру!

– Похоже, вы не поддались на пропаганду «Инициативы против насилия», активисты которой уверяют, что есть дети с врожденной жестокостью. И что если их вовремя выявить, тогда будет легко находить преступников. В Виргинии даже начали строить тюрьмы «на вырост», заранее увеличивая число камер в расчете на будущий прирост численности преступников из этой категории населения.

– Я скажу так: может быть, какой-то крошечный процент населения действительно предрасположен к жестокости. Я этого не утверждаю, а просто делаю допущение. Но тогда этот процент не должен меняться с течением времени, из поколения в поколение.

Ведь врожденные особенности – это нечто стабильное. Как любые генетические отклонения. Но когда вы видите ВЗРЫВ насилия, имеет смысл предположить, что появился новый фактор, влияющий на естественный ход вещей.

И спросить себя: «Что это за фактор? Какая переменная изменила константу?»

Такого, чтобы тяжкие преступления выросли в 2, а то и в 5 раз, всего за 15 лет, вообще не наблюдалось! Это небывалый случай. Так что обязательно нужно спросить себя, что за новый ингредиент появился в старом «компоте». И понять, что этот ингредиент мы добавили сами. Мы растим убийц, растим социопатов.

Когда президента телеканала CBS спросили после бойни в Литтлтоне, причастны ли к случившемуся средства массовой информации, он ответил: «Если кто-то думает, что массмедиа тут ни при чем, то он – полный идиот».

Стало быть, они знают! Знают, что делают, и все равно продолжают торговать смертью, ужасом, деструктивными идеями. Кучка людей на этом обогащается, а вся наша цивилизация оказывается под угрозой. Вспомним иерархию потребностей по Маслоу. В основе нашей цивилизации лежит потребность в защите и безопасности. Поведет фундамент – обрушится все здание.

Источник: Реалисты

Рекомендуем также посмотреть видеоролик «Компьютерные игры: Шокирующая реальность виртуального мира»

Источник: https://whatisgood.ru/raznoe/games/o-vliyanii-sovremennyih-kompyuternyih-igr/

Ссылка на основную публикацию