Педагогика ушинского

Одушевлённая педагогика Ушинского

Имя Константина Дмитриевича Ушинского знакомо с детства. Всем нам читали его рассказы для детей, а его цитаты частенько висели на стенах в школьных классах. Его по праву считают родоначальником отечественной педагогики.  А вот что еще мы о нем знаем? Подробнее рассказывает Арсений Замостьянов. 

К.Д. Ушинский

Он сын украинского и русского народов. Отец педагога, Дмитрий Григорьевич, представитель древнего малороссийского дворянского рода, подобно другим отпрыскам родовитых семей, получил образование в Благородном пансионе при Московском университете. В том самом, где раскрылись творческие способности А.С. Грибоедова, М.Ю. Лермонтова, князя В.Ф. Одоевского, Ф.И. Тютчева…

Дмитрий Григорьевич Ушинский исполнил святой дворянский долг — послужил царю и Отечеству в сражениях 1812 года. Но военная карьера не привлекала небогатого малороссийского помещика — и вскоре он вышел в отставку и поселился в древнем, ещё из Киевской Руси, городе — Новгород-Северске Черниговской губернии.

У Ушинских немного крепостных, но изрядная библиотека… Вокруг семьи отставного офицера витала аура всеобщего уважения. Дмитрий Ушинский считал своим долгом предводительствовать местным дворянством, выполнять обязанности мирового судьи, поддерживать в уезде ростки просвещения. В 1824 году, в Туле, у Ушинских родился сын, прославивший фамилию — Константин Дмитриевич.

Мальчику было одиннадцать лет, когда их дом осиротел: мать была наперсницей Ушинского в его первоначальных занятиях. Она пробудила в сыне любовь к чтению. Образ матери навсегда сохранился в творчестве педагога, по-новаторски относившегося к роли женщины в процессах воспитания и обучения.

Впрочем, и вторая жена Дмитрия Григорьевича стала для Константина родным и любимым человеком.

Ушинский поступает в Новгород-северскую гимназию — и обучение в коллективе преимущественно старших подростков совершенно захватывает мальчика.

Во главе гимназии стоял образованнейший человек тех мест — профессор Илья Фёдорович Тимковский, о котором Ушинский всю жизнь хранил самые почтительные воспоминания.

Когда Ушинский ступил на поприще педагогической литературы, ситуация в этой области с наибольшей полнотой определяли слова Дистервега: «Посмотрите на большую часть сочинений, написанных учителями и для учителей! Наполняется ли, согревается ли чьё-нибудь сердце при этом обзоре? Кто может извлечь из него силу для своей мысли, одушевление для важного подвига? Найдёт ли кто-нибудь в них дыхание жизни, самостоятельный образ мыслей и энергию? Это по большей части холодные, бессмысленные груды печатной бумаги…».

Суровый приговор. Но Ушинский был бы согласен с такой оценкой.

К тому времени, когда Константин Дмитриевич начинал свою литературную деятельность, в России уже прошёл пушкинский золотой век словесности — и журналистика была достойна высоких образцов художественной прозы.

Уже сильна была литературная критика — и из её недр рождалось научное литературоведение, рождалась научно-популярная литература. А вот учительская, педагогическая литература не устраивала читателя, воспитанного на Пушкине и Белинском, Гоголе и Дружинине…

Великая русская литература, показавшая свою мощь уже в XVIII веке, а с пушкинских времён ставшая сокровенным явлением российской цивилизации, оказывала решающее влияние на судьбы всех учёных, да и администраторов XIX века.

Не случайно отечественную культуру XIX — XX веков называют литературоцентричной. Нынче дела обстоят по-другому, но К.Д. Ушинский, несомненно, был ярким представителем именно литературоцентричной культуры.

Именно наследие Ушинского стало образцом русской педагогической мысли периода культурного расцвета России.

Следует оговорить и ещё одну особенность идейного направления, к которому принадлежал К.Д. Ушинский. В отличие от большинства литераторов демократического направления, с которыми Ушинского многое связывало, Константин Дмитриевич не порывал с православием. Подобно Н.В. Гоголю, педагог сделал православную этику основой своего творчества вопреки всем противоречием бурлящего века.

Ушинский остро чувствовал несправедливость социального положения крестьян, ремесленников, разночинцев. В советские годы не раз подчёркивался демократизм воззрений Ушинского — и здесь не было натяжки. При этом, разумеется, умалчивали о религиозности великого педагога — а она была фундаментом всей педагогики Ушинского, основой основ.

Студентом Московского университета Ушинский был в 1840-е годы — легендарное время в истории университета! В стенах дома на Моховой особым паролем звучали имена профессоров и мыслителей Грановского, Кудрявцева, Станкевича, Редкина, Чивилёва, Крылова…

Не только блестящие лекции, но и приятельские студенческие кружки определяли университетскую атмосферу того времени. Для многих тогдашних студентов университетская пора так и осталась самой яркой полосой в жизни, а за ней последовали мытарства и разочарования. Реальность слишком явно диссонировала с мирами Гегеля, Шиллера, Грановского…

Художественное отражение этих мотивов мы находим у Тургенева, в романе «Рудин». Но Ушинский был нехарактерным студентом.

Напитавшись творческим духом университета, он не утратил самостоятельности мышления, не порвал связей с житейской реальностью, без которых немыслим труд педагога.

В студенческом клубе, заседавшем в трактире «Великобритания», Ушинский пользовался немалым авторитетом, к его мнению прислушивался даже пылкий демиург тогдашней идеологии — Виссарион Белинский.

Между тем, Константин Дмитриевич не разделял многих популярных молодёжных увлечений. Так, он не принимал наполеономании, оставаясь православным человеком. Окончив университет, Ушинский не позволил себе нырнуть в пучину безделия, которую многие бывшие слушатели Грановского аранжировали пьяными слезами о прежнем студенческом братстве.

Преподавать он начал в Ярославском Демидовском лицее. В сентябре 1848 года Ушинский произносит речь «О камеральном образовании». Он предложил собственную систему камерального образования, в основе которой было изучение семьи, общества и народного хозяйства. Идеи Ушинского казались радикальными, излишне демократичными.

В 1850 году он был вынужден оставить Лицей. В Петербурге Ушинский с неохотой поступает на службу в Министерство внутренних дел, в подчинение к графу Д.А. Толстому, будущему министру народного просвещения.

Ушинский начинает публиковаться в ведущих столичных литературных журналах: в некрасовском «Современнике», в «Библиотеке для чтения».

Несколько лет учёный тосковал по живой педагогической работе. Наконец, в 1855 году Ушинский поступает на службу в Гатчинский сиротский институт — преподавателем словесности и законоведения. Гатчинский институт, опекаемый графом Ланским, упрочил и финансовое положение семьи Ушинских.

Учёный получил возможности для серьёзных, длительных исследований. С первых месяцев служения в Гатчинском институте Ушинский берёт на себя непростую роль педагога-реформатора.

Большое влияние на Ушинского оказало знакомство с английскими статьями об образовании и воспитании в Соединённых Штатах.

Во многом стараниями Ушинского во второй половине 1850-х годов в российском обществе проснулся интерес к педагогике. Один за другим открывались журналы, посвящённые проблемам воспитания и образования.

Ушинский стал активным автором одного из новых изданий — журнала «Воспитание».

Программной стала одна из первых статей Ушинского, опубликованных в этом журнале — «О пользе педагогической литературы» (1857 год).

В том же году «Воспитание» публикует ещё одну фундаментальную статью Ушинского — «О народности в общественном воспитании». Репутация крупнейшего мыслителя, озабоченного проблемами воспитания, была создана. Просвещённый читатель уже ждал от Ушинского новых слов и дел.

Не будет преувеличением сказать, что уже к концу 1850-х годов звание «отца русской педагогики» было Ушинским вполне заслужено. Юрист по образованию, основой начальной школы Ушинский считал изучение родного языка и чтение.

Этот принцип, на котором и была сформирована русская народная школа, пронизывает книгу для чтения «Детский мир», составленную К.Д. Ушинским.

Смольный институт

Наконец, Ушинского назначили инспектором классов «обоих отделений Смольного института». «Обоими отделениями» назывались собственно институт благородных девиц и его «неблагородная» половина — Александровское женское училище.

Ушинский немедленно приступил к реформированию этого учебного заведения, определив стратегические задачи образования и воспитания русских женщин. В основу образовательного процесса (в особенности — в трёх начальных классах) Ушинский положил изучение русского языка.

Вместо сухой и утомительной грамматики он предложил живую систему, основанную на наглядности, на обращении к фольклору и к высоким литературным образцам.

В старших классах с особенным почтением преподавалась история отечественной литературы, главенствующая роль которой в контексте всей культуры XIX века была для Ушинского очевидной.

По сложившейся традиции, инспектор Смольного института был фигурой, значимой для императорского двора. Ушинский чувствовал поддержку членов царской семьи — а в особенности — её женской половины, живо интересовавшейся успехами воспитанниц Смольного. А успехи не заставляли себя ждать.

Воспитанницы уже не относились к учёбе как к надоедливой рутине. Пришло увлечение науками, во многих трудолюбие. Родители почувствовали перемену в своих дочерях, и, вместе с дочерьми, прониклись уважением к новым преподавателям. В печати стали появляться благодарные письма родителей, укреплявшие авторитет Ушинского.

Императрица Мария Александровна была покорена вдохновенной работой инспектора.

В Смольном вокруг Ушинского собралась плеяда молодых педагогов — учёных и писателей, увлечённых задачами воспитания. Один из них — Лев Николаевич Модзалевский, автор «Очерков истории воспитания и обучения с древнейших времён и до нашего времени» (1866 год) — выразил ту атмосферу отношения к школе в известном детском стихотворении:

Нельзя не вспомнить и традиционные четверги, когда в смольной квартире Ушинского собирались институтские преподаватели, а также учёные, писатели, журналисты, привлечённые обаянием личности великого педагога.

Дружеский ужин, длинные беседы, чтения новых статей — ещё нигде не опубликованных и даже не получивших цензурного одобрения. Завсегдатаями четвергов, кроме Модзалевского, были В.О.Буссе, М.И.Семевский, В.И.Водовозов, Д.Д.Семёнов, основатель бесплатной Таврической школы барон М.О.Косинский… Упомянем и писателя П.Г.

Помяловского, учительствовавшего в Шлиссельбургской воскресной школе для детей рабочих. Ушинский с азартом принялся преподавать в Смольном дисциплины, по существу, открытые им для русского студенчества: дидактику и педагогику.

Но, пожалуй, главным достижением педагога за период работы в Смольном было создание круга единомышленников, талантливых учеников, которые и стали ядром молодой русской педагогики 1860-х годов.

Издание книги «Детский мир» принесло Константину Дмитриевичу всероссийскую славу. Первый тираж — 3 600 экземпляров — быстро разошёлся по учебным заведениям России. Потребовалось два новых издания.

Ничто так не раздражает обывателей от науки, как заслуженный чужой успех. К 1862 году клеветники настолько активизировались, что Ушинский, испытав нервный срыв, написал резкое оправдательное письмо.

Зависть «смольных дам» не знала границ: оскорбительные доносы на Ушинского сделали невозможным дальнейшее пребывание педагога в должности инспектора. Императрица Мария Александровна взяла педагога под свою защиту.

Ушинский был причислен к IV отделению собственной его величества канцелярии. Разумеется, за Ушинским сохранили прежнее жалованье.

Для нервного успокоения, по предложению императрицы, Константин Дмитриевич отправился в европейскую командировку.

В Швейцарии Ушинский должен был позабыть как об интригах Смольного, так и о неприятностях, нажитых в «Журнале Министерства народного просвещения». И всё-таки интрига клеветников нанесла педагогу болезненную рану. Здоровье Ушинского пошатнулось, а воспоминания о невоплощённых планах работы в Смольном наложили тень на всю последующую жизнь Константина Дмитриевича.

Несмотря на доносы, в Министерстве народного просвещения Ушинского ценили. Новый министр А.В.

Головин предложил Ушинскому возглавить «Журнал министерства народного просвещения», предоставив педагогу карт-бланш для любых нововведений.

Журнал должен был сыграть свою роль в подготовке и осуществлении образовательной реформы. Ещё сохраняя полномочия инспектора Смольного института, Ушинский возглавил министерский журнал в середине 1860 года.

Заметим, что и в журнале, по существу, повторился сценарий сотрудничества Ушинского со Смольным институтом. Блестящая, энергичная работа педагога переустроила журнал. Но последовала аппаратная интрига — и Ушинский был вынужден оставить свой пост. И в то же время, труд педагога не пропал даром. И Смольный институт, и «Журнал Министерства народного просвещения» преображены Ушинским.

Его называют православным мыслителем, и здесь нет преувеличения. «Я желал бы, чтобы все люди были религиозны», — говорил Ушинский.

В конце 1860-х эти за эти слова можно было заработать репутацию белой вороны… Свою школу, свою педагогическую антропологию он не представлял отделённой от Церкви.

«Все, чем человек, как человек, может и должен быть, выражено вполне в Божественном учении, и воспитанию остается только прежде всего и в основу всего вкоренить истины христианства».

Как совместить церковность и светское образование? Эта проблема сегодня стоит остро, а 150 лет назад, когда ощущался кризис чисто церковной школы, ситуация была ещё конфликтнее. Многие коллеги Ушинского были уверены: значение Церкви неминуемо снизится, а из школы православную основу и вовсе следует изгнать. Эти планы нечасто звучали открыто, но их подразумевали.

А Константин Дмитриевич пронизывал свою программу постулатами Писания. «Источник живой воды — Евангелие. Если эта вода питает корни (души), она будет давать цветы и плоды (нравственности)», — пишет он учителям. Они (в большинстве) постарались пропустить эту идею мимо ушей, посчитали её второстепенной, политесной. Но для Ушинского слова о Евангелии не были проходной «данью традиции».

Ушинский осторожно пытался одёрнуть критиков и скептиков: «Знаем, что для многих наша народная религия как необходимый элемент воспитания кажется требованием излишним и стеснительным.

Тем не менее, считая своей святой обязанностью в таком великом деле, как народное воспитание, выражать свои глубочайшие убеждения, мы скажем, что уже по одной народности этой религии… всякий, кто не хочет показать, что не любит и не уважает русского народа, должен если не с любовью, то, по крайней мере, с глубочайшим уважением прикасаться к тем (религиозным) убеждениям, которые для русского народа святы и дороги и с которыми неразрывно срослось все лучшее, что есть в его природе».

Увы, уже в конце XIX века, несмотря на крепкий консерватизм Министерства просвещения и Синода, массовая школа стала лабораторией революции, в которой воспитывалась секуляризация сознания.

Воспитывалась безрелигиозность — вкупе с ненавистью к самодержавию. И система государственного управления, существовавшая в России, и Церковь объявили отжившими институциями.

Учителя клялись именем Ушинского, но не прислушивались к его проповедям…

Завтра дети пойдут в школу. С утра мы услышим весёлый гомон во дворах. И, надеюсь, вспомним советы Ушинского и стихи Модзалевского. Петушок пропел давно!

Источник: https://www.pravmir.ru/odushevlyonnaya-pedagogika-ushinskogo/

Педагогика Ушинского

Сохрани ссылку в одной из сетей:

В своем философском развитии Ушинский шел от идеализма к материализму, однако путь этот остался незавершенным. Хорошо изучив различные философские системы, критически используя положительные элементы этих систем, он стремился выработать свое, самостоятельное, оригинальное мировоззрение. В своих воззрениях на природу Ушинский следовал эволюционному учению Дарвина.

В теории познания и в психологии у него много материалистических элементов. В противоположность метафизическим умозрительным абстрактным системам психологии, как например Гербарта, Ушинский пытался построить психологию на основах физиологии.

Но в вопросах социологических он стоял на идеалистических позициях, как и большинство просветителей, признавая двигательной силой общественного развития разум, идеи.

К. Д. Ушинский по целому ряду вопросов критикует Канта, Гегеля, отмечает абстрактность и надуманность психологической теории Гербарта. Он, однако, не нашел удовлетворявшей его материалистической философии и считал, что материализм «ожидает еще своего Гегеля».

К довольно распространенному в то время вульгарному материализму Ушинский относился резко отрицательно.

Он возражал и тем философам (в частности Спенсеру), которые считали, что в результате приспособления человека к окружающей среде и развития человеческого организма у человека в будущем вырастут крылья.

Он писал: «Сила человека — его паровые машины, быстрота его — паровозы и пароходы, а крылья уже растут у человека и развернутся тогда, когда он выучится управлять произвольно движением аэростатов». Это говорилось более чем за полвека до появления первых аэропланов.

В своей статье «Труд в его психическом и воспитательном значении» Ушинский поднялся даже до констатации общественных противоречий: «потребность больших и больших капиталов для всякого самостоятельного производства увеличивается; число самостоятельных производств уменьшается; одна громадная фабрика поглощает тысячи маленьких и превращает самостоятельных хозяев в поденщиков; один дуреет от жира; другой дичает от нищеты; одного губит богатство, другого крайняя бедность превращает в машину…» Но, нарисовав в таких сильных выражениях ужасающую картину общественных противоречий, правильно подметив факты концентрации капитала и крушения мелких производств, не выдерживающих конкуренции с крупными, Ушинский вследствие классовой ограниченности своего мировоззрения не сумел вскрыть причину этих противоречий, не поднялся до понимания классового строения общества и классовой борьбы и не мог, следовательно, увидеть действительных путей уничтожения этих общественных противоречий.

Читайте также:  Тенденции развития форм обучения. нетрадиционные формы организации уроков

В той же статье Ушинский бичует праздность и высоко ценит труд, указывает, что именно труд создает ценности, но в оценке труда в развитии общества и человека он все же придерживается идеалистической точки зрения.

Ушинский горячо приветствовал падение крепостного права, мечтал о свободном развитии России, но считал, что это развитие должно совершаться не революционным, а мирным путем. По политическим взглядам Ушинский был буржуазным демократом.

Он признавал право народа управлять государством.

В начале деятельности Ушинского религия в его мировоззрении занимала значительно большее место, нежели в последние годы его жизни. Сначала он считал христианскую (в частности, православную) религию основой морали и воспитания, рекомендовал ставить священников заведующими и учителями народной школы, считал школу «преддверием церкви».

В конце жизни Ушинский, оставаясь по-прежнему верующим человеком, уже четко разграничивал науку и религию. Он писал в это время: «всякая фактическая наука — а другой науки мы не знаем — стоит вне всякой религии, ибо опирается на факты, а не на верования…

» В своих поздних работах, например в упомянутых материалах к третьему тому сочинения «Человек как предмет воспитания», Ушинский главной чертой человека считает любовь к людям и даже утверждает, что атеист, гуманно относящийся к людям, более христианин, чем верующий, который недостаточно проникнут чувством любви к ближнему. В своей предсмертной статье (1870) «Общий взгляд на возникновение наших народных школ» Ушинский, опровергая свои ранние взгляды о том, что лучшими учителями народных школ являются священники, довольно смело для того времени писал: «Идея церковной школы не пустила у нас корней ни в народе, ни в духовенстве… в стремлении учреждать школы при церквах… было что-то напускное и не дало положительных результатов… сами крестьяне высказываются, и иногда довольно решительно, против назначения лиц приходского духовенства учителями в крестьянские школы». К. Д. Ушинский о педагогической науке и искусстве воспитания.

Ушинский подошел к разработке теории педагогики как широко образованный мыслитель, вооруженный глубокими научными знаниями о человеке как предмете воспитания. Ушинский указывал, что теория педагогики должна быть основана на использовании законов анатомии, физиологии, психологии, философии, истории и других наук.

Она должна открывать законы воспитания, а не ограничиваться педагогическими рецептами. Ему хорошо была знакома педагогика его времени.

Отвергая умозрительное, кабинетное построение педагогической теории, Ушинский предостерегал также против эмпиризма в педагогике, справедливо указывая, что недостаточно основываться только на личном, хотя бы удачном, опыте воспитательной работы. Он требовал единства теории и практики.

«Пустая, ни на чем не основанная теория оказывается такой же никуда не годной вещью, как факт или опыт, из которого нельзя вывести никакой мысли, которому не предшествует и за которым не следует идея. Теория не может отказаться от действительности, факт не может отказаться от мысли», — писал Ушинский.

Педагогическую практику без теории он уподобил знахарству в медицине. Ушинский совершенно правильно утверждал, что педагогу недостаточно усвоить принципы и конкретные правила воспитательной работы, ему необходимо также вооружиться знанием основных законов человеческой природы и уметь применять их в каждом конкретном случае.

«Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях», — заявлял он. Осуществляя это требование, Ушинский написал капитальный труд «Человек как предмет воспитания» в двух томах и, предполагая дать третий том, собрал и подготовил к нему материалы, но ранняя смерть прервала его плодотворную работу.

В тот период в области психологии боролись два направления: метафизическая психология, представители которой пытались строить психологию умозрительно, априорно, начиная с определения «души», и новое направление — эмпирическая психология, сторонники которой стремились опереться на опыт, изучить факты и отдельные стороны психической жизни, начиная с простейших ее проявлений. Ушинский стремился исходить из опыта, придавал большое значение наблюдению. В его психологических воззрениях немало материалистических элементов. Он рассматривает психическую жизнь в ее развитии. Ушинский правильно упрекал Гербарта в метафизичности и односторонности, указывал на ограниченность психологических воззрений другого пользовавшегося в те времена большой известностью немецкого психолога Бенеке. Он стремился рассматривать психику не абстрактного человека, находящегося вне времени и пространства, а живущего, действующего, развивающегося в определенной среде. Ушинский правильно считал, что воспитание зависит от исторического развития народа. Сам народ прокладывает дорогу в будущее, а воспитание только идет по этой дороге и, действуя заодно с другими общественными силами, поможет идти по ней и отдельным личностям и новым поколениям. Поэтому нельзя выдумывать систему воспитания или заимствовать ее у других народов, необходимо создавать ее творческим путем.

Источник: https://works.doklad.ru/view/VnZ7x9gxG8c.html

О вкладе к.д. ушинского в развитие педагогики и практики воспитания детей

Педагогические идеи К.Д. Ушинского основаны на его практической деятельности, которая проходила в Ярославском Демидовском юридическом лицее, Гатчинском сиротском институте и Смольном институте благородных девиц.<\p>

Особенно много новшеств он предложил в Смольном институте, где показал важность и ответственность роли женщины в семье и обществе.

В результате девятилетний срок обучения был сокращён до семилетнего, оба отделения уравнены программой, в младших классах обучение стало наглядным, в основу был положен родной язык. Интересно и живо начали преподавать историю, географию, математику. Большую роль стала играть отечественная история.

Он заложил основу педагогическому классу, определил двухлетний срок обучения будущих педагогов.

Размышляя о развитии педагогики, её связи с другими науками, Константин Дмитриевич создал фундаментальный труд «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» — шедевр всей его педагогической деятельности. В нём научно доказано, что педагогу необходимо глубоко изучить психические законы и душевную природу детей, знать обстоятельства их жизни.

К.Д. Ушинский смотрел на педагогику как на искусство, которому можно выучиться только на практике, поэтому считал, что педагогу нужна такая книга, которая помогла бы усвоению прежде всего свойств человеческой природы.

Он обосновал, с одной стороны, принцип созидательной педагогики, свободу и творчество учителя, а с другой — необходимость специальной теоретической и практической его подготовки.

Константин Дмитриевич утверждал, что педагогика — не «собрание правил или педагогических рецептов» на все случаи жизни, а серьёзная наука, помогающая изучению психофизиологических и социальных основ воспитания.

Он определил понятие педагогики, цель, предмет, средства воспитания, научно доказал важность изучения человека со стороны антропологии, физиологии, биологии, истории, психологии. Воспитание, по мнению К.Д. Ушинского, является самой важной потребностью процесса формирования человека.

Особое место в его трудах занимали вопросы духовно-нравственного воспитания личности. Цель такого воспитания он увязывал с гражданской позицией личности, т.е. видел её в служении народу, Родине, в любви к людям, в труде.

Свои идеалы нравственного воспитания находил в народном понятии морали, поэтому высшими качествами считал патриотизм, народность, гуманизм, правдивость, трудолюбие, дисциплинированность, твёрдую волю и характер, чувство самолюбия.

Другой важной составляющей формирования личности является трудовое воспитание, и педагог показал важность труда в психическом и воспитательном значении, в жизни человека вообще, рассматривал его как свободную и согласную деятельность в соответствии с христианским учением, доказал его связь с нравственным, умственным, эстетическим воспитанием.

Надо отметить, что К.Д. Ушинский особенно и бережно относился к личности ребёнка — с любовью, уважительно, терпеливо, умея понимать и прощать, часто называя ребёнка «дитя». Такая теплота пронизывает всё его педагогическое и художественное творчество.

В своё время тщательно изучив проблемы воспитания в зарубежных странах, К.Д. Ушинский сделал важный вывод о том, что нельзя его слепо копировать, уничтожив свою систему образования в угоду не всегда истинным ценностям Запада.

Он показал неразрывную связь национальной системы воспитания с историей родного народа, его языком, религией, культурными традициями и обычаями, которые складывались на протяжении столетий.

С этих позиций определил и пути развития национальной школы, которая должна быть построена на православных началах и соединять в себе как светское, так и духовное начало.

В качестве основы воспитания Константин Дмитриевич выдвинул принцип народности, под которым понимал воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, с учётом его истории, характера, природных условий.

Важное место в педагогической системе Ушинского занимает родной язык, который и является самой прочной связью между поколениями, объединяя их в одно историческое целое

Родной язык, считал учёный-педагог, — это величайший наставник, учивший народ до появления книг и школ. Ребёнок усваивает не только слова, но и много понятий, мыслей и чувств, художественных образов, логику и философию языка. Именно поэтому К.Д. Ушинский занялся составлением книг для первоначального обучения детей до 10 лет.

Педагоги и воспитатели дошкольных учреждений хорошо знают К.Д. Ушинского как автора двух популярнейших книг. В 1861 г. вышел «Детский мир», а в 1864 г. — «Родное слово». Они выдержали десятки изданий, по ним учились вплоть до 20-х годов XX века.

Ушинский создал «Детский мир» как школьное пособие для первоначального преподавания русского языка учащимся младших классов. Его цель — дать детям знания, развить их мыслительные и логические способности, в соответствии с этим и подобран материал.

«Детский мир» — попытка преподнести энциклопедические знания.

Тематика книги разнообразна: рассказы о строении человеческого организма, о знакомых явлениях природы (дождь, ветер, роса, иней), предметах из неорганической природы (глина, железо, соль, золото), о важнейших географических открытиях и путешественниках (Коперник, Ньютон, Колумб), об истории. В первом издании опубликованы рассказы «Дети в роще», «О человеке», «О животных», «О растениях», «Отрывки из истории России».

В то время детям было важно дать не только научное объяснение разных природных явлений, но и показать, как человек воздействует на природу. Хрестоматию, которая дополняет книгу, составляют стихи, басни, рассказы лучших писателей.

Здесь мы находим произведения А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, В.А. Жуковского, И.А. Крылова, В.Ф. Одоевского, Н.А. Некрасова, А.А. Фета, А.Н. Майкова, В. Гёте, П. Беранже, Г.Х. Андерсена.

Исторический отдел представляют отрывки из «Бориса Годунова», «Полтавы» Пушкина, «Бородино» Лермонтова.

К.Д.

Ушинский умело разрешил трудную задачу популяризации исторического материала, следуя принципам В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова — воздействовать не только на рассудок, но и на чувства и воображение ребёнка.

Стремление к систематизации и стройной логической последовательности определило как положительные качества, так и недостатки этих книг, которые критиковали за излишнюю перегруженность специальными сведениями.

Несмотря на это, «Детский мир» сыграл важную роль в продвижении в школу классической литературы, практически осуществил идею реального образования.

«Родное слово» — это азбука и первая после азбуки книга для чтения с прописями, образцами для зарисовок, картинками в тексте. Первые две части книги содержат богатый материал для практического изучения русского языка, в третьей части даны сведения по грамматике и другим предметам (географии, истории, арифметике).

Придерживаясь индуктивного метода, великий педагог знакомил детей со знаниями об обычной жизни и окружающей природе, с основами религии, письмом, счётом и первоначальным рисованием.

Свои дидактические принципы он отразил в «Руководстве к преподаванию «Родного слова», которое вышло несколько позже.

Издание затрагивало широкий круг представлений и понятий: мир школы и семьи, обряды и обычаи, церковные праздники, домашние животные и растения, трудовые процессы. Ушинский последовательно проводил в жизнь принципы: от знакомого — к незнакомому, от простого — к сложному.

Он дал комплекс знаний, группируя материал вокруг определённой темы: зима, лето, весна, осень, предметы обихода, орудия труда, деревня, город и т.д. Книга богата в жанровом отношении, здесь представлены рассказы, стихи, загадки, песни, пословицы…

Незаметно для себя, на увлекательном материале, на знакомых предметах дети учились различать видовые и родовые понятия, классифицировать и систематизировать.

Каждая тема книги, в отличие от «Детского мира», была проиллюстрирована. К.Д. Ушинский ставил цель — развивать одновременно и логические способности, и речь ребёнка.

Поэтому большое место отведено произведениям классиков и лучших писателей.

Особое место занимал в «Родном слове» фольклор. Первая книга целиком была посвящена народной литературе — сказкам, пословицам, загадкам, басням. В составлении фольклорной части Ушинский показал себя как блестящий педагог и методист. В расположении сказок соблюдена строгая последовательность, основанная на учёте возрастных особенностей детей.

Сначала шли, к примеру, сказки «Колобок», «Теремок», «Репка», во второй книге — сказки, раскрывающие внутренний мир героев («Сивка-Бурка», «Братец Иванушка и сестрица Алёнушка») и другие. Пословицы использовались как заглавия к басням, стихам, сказкам, рассказам.

Так решалась дидактическая задача — раскрыть более глубокий смысл произведения, подчеркнуть мудрость пословицы. Эти знания без труда, гармонично усваивались ребёнком через «Родное слово», помогали вживаться ему в быт народа, развивали любознательность, самодеятельность. Большое место в «Родном слове» занимали рассказы самого К.Д.

Ушинского: «Четыре желания», «Как Мите сшили сюртук», «История одной яблоньки», «Как рубашка в поле выросла», «Булочник», «Сапожник» и др.

Рассказы великого педагога и писателя и сейчас входят в круг чтения детей. Они написаны простым, доступным языком, понятны и интересны им, полны доброты и мягкого юмора, по ним и сейчас учат читать, познавать окружающую жизнь, используют в семье и детском саду во время бесед, занятий по рисованию и лепке и других видах деятельности.

Читайте также:  Педагогическая мысль: некоторые течения и направления

Они будят в человеке добрые чувства — благородство, справедливость, верность, сопереживание и сострадание. Мораль его сказок не навязчива.

Детям дошкольного возраста рекомендуют читать рассказы и сказки писателя: «Бишка», «Васька», «Коровка», «Лошадка», «Уточка», «Ласточка», «Петушок с семьёй», «Два козлика», «Четыре желания», «Орёл и кошка», «Гусь и журавль», «Медведь и бревно» и др.

Различные диалоги и ситуации, которые наполняют произведения писателя, ставят детей перед проблемой выбора героя, времени, учат мыслить, сопереживать, делать выводы и поступать правильно. Детям младшего школьного возраста рекомендуют читать рассказы

К.Д.

Ушинского о детях: «Дети в роще», «Дедушка», «Трусливый Ваня», «Гадюка», «Бодливая корова»; рассказы о природе: «Зима», «Весна», «Лето», «Осень», «Ветер и солнце», «Утренние лучи», «Ручей», «Спор деревьев», «Дятел»; сказки: «Золотое яичко», «Умей обождать», «Плутишка кот», «Как аукнется, так и откликнется», «Мена», «Варёный топор», «Мужик и медведь», «Лиса и козёл», «Петух да собака», «Страшная коза», «Петух и кот» и другие.

Научное и творческое наследие К.Д. Ушинского актуально и востребовано сегодня. Оно изучается, пропагандируется, обогащает педагогическую теорию и практику.

Кравцова О.

Источник: https://vscolu.ru/articles/o-vklade-k-d-ushinskogo-v-razvitie-pedagogiki-i-praktiki-vospitaniya-detej.html

49. Воплощение и развитие идей К.Д. Ушинского в современной школе и педагогической мысли

(1823-1870)

К. Д. Ушинский — сын небогатого дворянина. Высшее . образование получил в Московском университете (1840-1844), с блеском окончив юридический факультет. За отличные успехи удостоен степени кандидата наук.

В 1846 году двадцатидвухлетний Ушинский назначен исполняющим обязанности профессора Ярославского Демидовского лицея — одного из старейших высших учебных заведений, однако в 1849 году был негласно уволен за свои прогрессивные убеждения.

В 1854 году Ушинскому удалось получить назначение учителем, а затем инспектором Гатчинского сиротского института, где он значительно улучшил постановку обучения и воспитания.

Во второй половине 50-х годов он публикует ряд статей («О пользе педагогической литературы», «О народности в общественном воспитании», «Три элемента школы»), которые сделали его известным. В 1859 году Ушинский назначается инспектором классов в Смольный институт благородных девиц.

Он произвел существенные преобразования в этом полумонастырском учебном заведении. Был введен новый учебный план, согласно которому большое место отводилось изучению русского языка, литературы.

В обучении широко использовались наглядность, методы преподавания, развивающие познавательную активность девочек. Большое место отводилось самостоятельной работе.

В 1860-1861 годах он редактировал «Журнал Министерства народного просвещения», где поместил ряд своих программных статей: «Труд в его психическом и воспитательном значении», «Родное слово», «Проект учительской семинарии».

На основании доносов, обвинявших инспектора в безбожии, свободомыслии и политической неблагонадежности, его уволили из Смольного института летом 1862 года.

Для того чтобы как-то замаскировать отставку выдающегося педагога, правительство командирует его за границу для изучения постановки женского образования.

За пять лет, проведенных в европейских странах, Ушинский написал главный труд своей жизни — «Человек как предмет воспитания», а также книгу для чтения «Родное слово» и методическое руководство к ней.

В 1870 году на 47 году жизни Ушинского не стало.

Ушинский составил две учебные книги: «Родное слово», «Детский мир». Первая предназначалась для первоначального обучения. Главное внимание здесь обращено на русский язык в связи с развитием мышления и расширением запаса знаний об окружающей жизни.

«Детский мир» предназначен для учащихся 3-4 классов и содержит сведения об естествознании, географии.

Кроме тщательно подобранных стихотворений, басен, сказок, Ушинский включил в учебники свои статьи о деревьях, животных, реках, городах и небольшие рассказы нравственного содержания.

Педагогическая система Ушинского

В педагогическом наследии Ушинского условно можно выделить несколько важнейших проблем, первой из которых является разработка педагогической антропологии. Основная идея проблемы высказывалась еще в первых его статьях, а получила свое завершение в капитальном труде «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии».

В предисловии автор пишет: «Если педагогика хочет воспитать человека во всех отношениях, то она должна, прежде всего, узнать его тоже во всех отношениях». В круг антропологических наук Ушинский включал анатомию, физиологию, психологию, историю, статистику, географию и т. д.

, то есть сеть наук, позволяющих обнаружить свойство предмета воспитания — человека.

Сам автор в предисловии определил содержание «Опыта педагогической антропологии». В первом томе даны физиологические основы процесса «сознавания», начиная «с первичных ощущений и доходя до сложного рассудочного процесса».

Во втором томе излагаются процессы душевных чувств и духовные особенности человека. В третьем (незавершенном) томе, Ушинский предполагал изложить «в системе. . . те педагогические меры, правила, которые сами собой вытекают. . .

из явлений человеческого организма и человеческой души».

Вторая проблема, лежащая в основе педагогической системы Ушинского, — идея народности воспитания. «Есть одна только, общая для всех, прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью». Под народностью он понимал своеобразие каждого народа, обусловленное его историческим развитием, географическими и природными условиями.

Реализация принципа народности.

предполагала: а) создание широкой сети народных школ, обеспечивающих обязательность обучения всех детей — делом воспитания должен руководить сам народ; б) воспитание должно давать детям реальное образование, развивать их умственные способности с тем, чтобы они могли быть использованы в интересах народа; в) центральное место в формировании человека должен занимать родной язык — «сокровищница духа народа»; г) воспитание должно формировать человека, для которого труд является первой потребностью, формировать патриота с твердой волей и характером; д) женщинам должно быть обеспечено образование, равное с мужчинами; е) недопустимо слепое заимствование и внедрение в практику иноземных систем, не соответствующих духу русской народности. Идею народности Ушинский тесно связывает с религиозно-нравственными устоями православия, считая, что воспитание должно способствовать внедрению в души детей «истин христианства».

Третья проблема педагогической системы Ушинского — воспитание нравственных чувств. Среди различных сторон воспитания он ставил на первое место нравственное воспитание: «Мы смело высказываем убеждение, что влияние нравственное составляет главную задачу воспитания, гораздо более важную, чем развитие ума. . . ».

Воспитание должно развивать, по мнению Ушинского, в ребенке гуманность, честность и правдивость, трудолюбие, дисциплинированность и чувство ответственности, формировать твердый характер и волю, чувство долга.

Средствами нравственного воспитания, по Ушинскому, являются нравственное просвещение, личный пример учителя, убеждение, которому он придавал большое значение, педагогический такт, меры предупреждения, поощрения и наказания.

Большое значение в воспитании, по мнению Ушинского, принадлежит семье, которая закладывает основы формирования личности. Семью как воспитательный институт не могут заменить никакие общественные воспитательные учреждения.

Важнейшим условием эффективного семейного воспитания являются: доброжелательная атмосфера во взаимоотношениях всех членов семьи, единство требований родителей, постоянное участие детей в различных видах трудовой деятельности.

Дидактические взгляды

Ушинский — сторонник реального образования, говорил об огромном образовательном и воспитательном значении естествознания.

Указывая на необходимость учета возрастных психологических особенностей детей, он дал ряд конкретных методических рекомендаций по развитию внимания, памяти учащихся. Учитывая, что «дитя мыслит формами, красками, звуками, ощущениями вообще. . .

», Ушинский считал наглядность одним из важнейших принципов обучения, ибо единственным источником наших знаний может быть «опыт, сообщаемый нам через посредство внешних чувств». Считал, что детей надо знакомить со всеми сторонами предмета или явления, что знания должны складываться в определенную систему.

Много внимания уделял сознательности и прочности усвоения детьми учебного материала.

В области общей дидактики педагогом были сформулированы следующие десять требований успешного обучения: своевременность, постепенность, органичность, постоянство, твердость усвоения, ясность, самодеятельность учащихся, отсутствие чрезмерной* напряженности и чрезмерной легкости, нравственность, полезность.

Им глубоко раскрыта сущность каждого из требований. В своей дидактической системе великий педагог много места уделил уроку как основной форме организации учебного процесса, сформулировал ряд требований к нему: целенаправленности, законченности, разнообразия используемых методов и т. п.

Ушинский предъявляет высокие требования к учителю. Прежде всего, это должен быть убежденный человек. Учителю необходимо овладеть педагогической теорией на основе широкого общего образования.

Он должен быть высоконравственным человеком, любящим свою Родину, народ, детей. Педагог обязан хорошо знать cbovix воспитанников, изучать их, быть тактичным, находчивым, умело определять меры педагогического воздействия на детей.

В статье «Проект учительской семинарии» (1861) Ушинский подробно разработал план подготовки учителей для начальной школы. Существенное место в подготовке учителей занимала педагогическая практика в школах.

Ушинский высказал мысль об открытии педагогических факультетов в университетах. Его личность, статьи и книги оказали огромное влияние на современников, они актуальны и сегодня.

Источник: http://www.i-po.ru/shpory/pedagogika1/pedagogika149.html

Педагогические идеи Константина Ушинского

Константина Дмитриевича Ушинского по праву можно назвать одним из величайших русских педагогов, психологов и писателей. Его влияние на русскую культурную и политическую жизнь середины девятнадцатого века сложно переоценить, а педагогические методики и вообще педагогика, которую разработал Ушинский, до сих пор применяются практически повсеместно.

Биография: кратко

Биографические данные о ранних годах жизни преподавателя крайне скудны. Известно, что родился Константин Дмитриевич Ушинский в феврале 1823 года в Туле, в семье небогатого дворянина, владеющего небольшим поместьем. Если официальная краткая биография верна, мать будущего великого педагога умерла, когда её сыну было только двенадцать лет.

Рекомендуем: Петр Ганнушкин: биография и вклад в психологию

Окончив гимназию с отличием, Ушинский отправился учиться на юриста в Москву. Его биография говорит, что по окончании курса он получил звание кандидата юридических наук.

Юноша остался в университете, чтобы готовиться стать профессором. Его волновали судьбы представителей простого люда.

Особенно огорчало его то, что у большинства представителей народных масс нет возможности получить образование…

Во время работы в гимназиях и лицеях К. Д. Ушинский постоянно вызывал недовольство коллег и начальства тем, что общался с учениками как с равными, кроме того, он обладал слишком либеральными для того времени воззрениями.

Как говорит Википедия, у Ушинского была замечательная семья — жена и шестеро детей, причём две дочери, Вера и Надежда, продолжили его дело, открыв несколько школ.

Во время работы в знаменитом Сиротском институте в Гатчине Константин Дмитриевич написал свою знаменитую статью «О пользе педагогической литературы». Эта публикация оказалась невероятно успешной, и К. Д. Ушинского пригласили в «Журнал для воспитания» писать статьи по педагогике.

Новые методы обучения, которые будущий великий преподаватель пытался внедрить в Смольном институте благородных девиц, обеспечили ему множество врагов. Он вынужден был уехать за границу. Его отправили туда под благовидным предлогом: изучать педагогические системы в разных странах. За границей он выпустил в тираж своё «Родное слово» и книжку под названием «Детский мир».

Рекомендуем: Педагогическая психология — это

За свою педагогическую карьеру К. Д. Ушинский успел поработать в таких учебных заведениях, как:

  • Демидовский лицей (Ярославль).
  • Смольный институт благородных девиц (Санкт-Петербург).
  • Гатчинский сиротский институт (Санкт-Петербург).

Помимо этого он некоторое время преподавал в университете.

Под конец жизни Константин Дмитриевич получил известность в качестве либерального общественного деятеля. Он умер в 1871 году, когда ему было всего сорок семь лет.

Педагогические и психологические воззрения

Считается, что Константин Дмитриевич — это основоположник научной педагогики. Научная педагогика — это наука о том, как именно следует правильно воспитывать и обучать ребёнка, чтобы, закончив образование, он стал полезным членом социума, успешным индивидом.

Вполне однозначно высказывался Ушинский о народности в общественном воспитании. По его мнению, нация едина, и каждый гражданин страны должен иметь право на получение образования.

Рекомендуем: Франсуаза Дольто — кто это?

Кроме того, Константин Дмитриевич Ушинский разработал новаторский, более чем революционный для того времени звуковой аналитико-синтетический метод обучения чтению. Он был отличен от тогдашних сухих теоретических наук. Согласно данной методике, чтобы обучить детей грамоте, следует применять:

  • Наглядное объяснение.
  • Специальные подготовительные упражнения для письма.
  • Звуковые упражнения, которые будут подготавливать к чтению.

Сейчас вышеуказанная методика широко применяется в начальных классах для постепенного обучения первоклассников навыкам чтения и письма, хотя в то время она вызывала яростное сопротивление многочисленных сторонников традиционной системы обучения.

Ушинский Константин Дмитриевич был не только педагогом, но и прекрасным писателем. Его популярные даже в наши дни рассказы и сказки пронизаны глубоким гуманизмом, душевной любовью к маленькому человеку и неподдельным чувством патриотизма.

Наиболее известны его детские рассказы: «Спор деревьев», «Трусливый Ваня», «Никита Кожемяка», «Хлеб». Всего у Константина Ушинского насчитывается пятнадцать сказок и рассказов различной тематики, однако все они связаны общей идеей и похожей композицией. Сюжеты данных сказок разнообразны.

В отличие от других детских художественных произведений того времени, рассказы Ушинского не несут в себе религиозных нравоучений и политической нагрузки; они просто учат ребёнка любить родной край и близких людей.

Сейчас по многим сказкам великого русского педагога детишек учат читать, их перепечатывают в азбуки и хрестоматии.

Выходит, эти сказки, которым более ста пятидесяти лет, до сих пор не утратили своей актуальности и воспитательной силы.

Читайте также:  Основные отрасли педагогики

Рекомендуем: Иоганн Гербарт: вклад в науку

Педагогические идеи и общественные воззрения Константина Дмитриевича Ушинского нашли своё отражение в следующих книгах:

  • «Детский мир».
  • К. Д. Ушинский «Человек как предмет воспитания».
  • «Родное слово».

Что интересно, «Родное слово» было переведено на языки народов Закавказья и там использовалось как учебное пособие в различных школах и семинариях. Западные учёные также высоко оценивают вклад русского педагога в великое дело воспитания молодого поколения, сказки и научные книги Ушинского переведены на множество языков народов мира и часто переиздаются в России.

Константин Дмитриевич по праву считается величайшим педагогом, чьё имя стоит в одном ряду с Макаренко, Сухомлинским и другими фигурами, оказавшими большое влияние на обучение и воспитание юношества.

Источник: http://www.grc-eka.ru/eto/konstantin-ushinskij.html

Вопрос. Педагогическая концепция Ушинского

ЦельК. Д. Ушинский считал, что человек должен быть совершенным физически, умственно и нравственно, гармонически развит. Воспитание поэтому он определял как целеустремленный, сознательный процесс формирования гармонически развитой личности.

Основные идеи и мировоззренческие позиции:

1)В основе педагогической системы Ушинского лежит идея народности. «Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью…

воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших ситемах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа… Под народностью Ушинский понимал своеобразие каждого народа, обусловленное его историческим развитием, географическими, природными условиями.

2) К. Д. Ушинский подчеркивает, что одной из характерных черт воспитания русского народа является развитие у детей патриотизма, глубокой любви к родине.

Поскольку лучшим выражением народности, по его мнению, является родной язык, в основу обучения русских детей должен быть положен русский язык; обучение в начальной школе должно также хорошо ознакомить детей с русской историей, географией России, с ее природой.3) К. Д.

Ушинский считал, что человек должен быть совершенным физически, умственно и нравственно, гармонически развит. Воспитание поэтому он определял как целеустремленный, сознательный процесс формирования гармонически развитой личности. Среди различных сторон воспитания Ушинский главное место отводил воспитанию нравственности. Он писал: «…

мы смело высказываем убеждение, что влияние нравственное составляет главную задачу воспитания, гораздо более важную, чем развитие ума вообще, наполнение головы познаниями».

Нравственное воспитание, по мнению Ушинского, должно развивать в ребенке гуманность, честность и правдивость, трудолюбие, дисциплинированность и чувство ответственности, чувство собственного достоинства, сочетаемое со скромностью. Воспитание должно развить у ребенка твердый характер и волю, стойкость, чувство долга.

4) Протестуя против слепой, палочной дисциплины, Ушинский писал: «В старой школе дисциплина была основана на самом противоестественном начале — на страхе к учителю, раздающему награды и наказания. Этот страх принуждал детей не только к несвойственному, но и вредному для них положению: к неподвижности, к классной скуке и лицемерию».

Ушинский требовал гуманного отношения к детям, чуждого, однако, изнеженности и заласканности.5) Отмечая положительные черты этических взглядов Ушинского и его теории нравственного воспитания, мы должны вместе с тем иметь в виду, что нравственность у него соединяется с религией.

Однако было бы неправильно не отметить, что его взгляды на религию менялись. В своей предсмертной статье Ушинский говорил, что хотя школе и не следует противоречить церкви, но она должна строиться не на единых с нею основаниях, будучи призвана удовлетворять и потребностям реальной жизни, и что религиозное образование само по себе, а светское — само по себе.

Если во взглядах Ушинского на нравственное воспитание вначале преобладал религиозный элемент, то затем он отводил в нравственном воспитании главное место гражданским задачам — подготовке деятельного, проникнутого чувством общественного долга гражданина своего отечества. Средстваминравственного воспитания, по Ушинскому, являются: 1) обучение (в этом отношении замечательны его учебные книги, в которых умело сочетаются развитие речи, сообщение знаний и нравственное воспитание учащихся); 2) личный пример учителя (по его образному выражению, «это плодотворный луч солнца для молодой души, которого ничем заменить невозможно»); 3) убеждение, которому он придавал очень большое значение; 4) умелое обращение с учащимися (педагогический такт); 5) меры предупреждения и 6) поощрения и взыскания.

Труд и его воспитательное значение.

К. Д. Ушинский совершенно правильно считает деятельность и активность ребенка одним из важнейших условий его воспитания и обучения. В соответствии с этим он придает большое значение режиму жизни детей, который должен приучить их к организованности, развить стремление к деятельности.

И в процессе нравственного воспитания и в обучении он всегда подчеркивает значение упражнений, требует, чтобы воспитание превращало положительные убеждения детей в дела и поступки.

Ушинский придавал большое значение физическому труду, считал очень полезным, чтобы человек в своей деятельности сочетал физический и умственный труд, подчеркивал большое воспитательное значение сельскохозяйственного труда (особенно в сельских школах).

Говоря о труде, он указывал, что «учение есть труд и должно остаться трудом, но трудом полным мысли». Он решительно возражал против развлекающего, забавляющего обучения, против стремления некоторых педагогов сделать обучение для детей как можно более легким.

Дети в процессе учения должны приучаться к труду, к преодолению трудностей. Учить играя, писал Ушинский, можно только маленьких детей. Умственный труд тяжел, быстро утомляет непривычного. Надо детей приучать к этому тяжелому труду постепенно, не перегружая их непосильными заданиями.

Дидактика К. Д. Ушинского

Принципы:1) повторение Говоря о памяти и заучивании, Ушинский указывал, что частым повторением, предупреждающим забывание, надо укреплять в воспитаннике уверенность в своей памяти. Обучение, как говорил Ушинский, должно быть построено на принципах посильности его для ребенка и последовательности.

2)наглядности Дитя мыслит формами, красками, звуками, ощущениями, вообще…»; отсюда необходимость для детей наглядного обучения, «которое строится не на отвлеченных представлениях и словах, а на конкретных образах, непосредственно воспринятых ребенком», — писал он.

3) По словам Ушинского, «этот ход учения, от конкретного к абстрактному, отвлеченному, от представлений к мысли, так естествен и основывается на таких ясных психологических законах, что отвергать его необходимость может только тот, кто вообще отвергает необходимость сообразоваться в обучении с требованием человеческой природы вообще и детской в особенности».

4) Отвергнув формальные упражнения Песталоцци, Ушинский стремился знакомить детей всесторонне с предметами, хотел, чтобы они уяснили себе действительные связи, которые между этими предметами существуют. Ушинский был против разделения функции воспитания и обучения между воспитателем и учителем. Он рассматривал обучение как важнейшее средство воспитания.

5)Он требовал, чтобы в начальной школе вместо отдельных учителей, преподающих каждый учебный предмет, были классные учителя, преподающие в данном классе все предметы.

Методы обучения. Ушинский много внимания уделил в своей педагогической системе уроку.

Необходимыми условиями успешной организации учебных занятий в школе, характерными чертами классно-урочной системы он считал класс с твердым составом учащихся как основное звено школы, твердое расписание классных занятий, фронтальные занятия со всеми учащимися данного класса в сочетании с индивидуальными занятиями при ведущей роли учителя.

Виды учебных занятий на уроках могут быть различны: сообщение новых знаний, упражнения, повторение пройденного, учет знаний, письменные и графические работы учащихся.

Каждый урок должен иметь целевую установку, быть законченным и носить воспитательный характер.

Учитывая сравнительно быструю утомляемость внимания детей (особенно младшего возраста), Ушинский рекомендовал перемену занятий и разнообразие методов.

Придавая большое значение развитию у детей умения самостоятельно работать, Ушинский советовал, чтобы с самого начала школьных занятий учитель приучал детей на уроках к правильным приемам самостоятельной работы. Для этого, по его мнению, на первых порах не следует давать детям домашних заданий, пока они не овладеют правильным навыком самостоятельной работы.

В начальной школе Ушинский рекомендует давать элементарные сведения по истории, географии, природоведению на уроках родного языка путем объяснительного чтения.

В процессе объяснительного чтения делаются разъяснения непонятных слов и выражений, нравственные выводы и т. п.

Однако требуется при этом, чтобы своими объяснениями учитель не уводил детей в сторону от читаемой статьи или стихотворения, чтобы основной материал чтения всегда стоял в центре внимания.

В замечательной статье «О первоначальном преподавании русского языка» (1864) Ушинский дал ценные методические указания. Это преподавание, по его мнению, имеет три задачи: 1) развить речь ребенка, 2) ввести детей в сознательное обладание сокровищами родного языка и 3) усвоить логику языка (его грамматику). Все три задачи выполняются одновременно, совместно.

Для развития речи Ушинский рекомендует систематические упражнения — сначала устные, затем письменные, которые должны постепенно усложняться. Большое значение придается правильной речи учителя. Вторая задача достигается посредством изучения народной поэзии и лучших образцов художественной литературы.

Ушинский уделяет большое внимание тщательному выбору произведений для детского чтения. Они должны быть высокохудожественными, доступными детскому пониманию, будить в детях энергию, жизнерадостность.

Большое значение Ушинский придавал ознакомлению детей со сказками, былинами, народными песнями, пословицами, загадками. Из произведений русских писателей он рекомендовал доступные для детей избранные сочинения Пушкина, Крылова, Лермонтова, Кольцова и других.

Придавая большое значение грамматике как логике языка, Ушинский предостерегает от двух крайностей: от сухого грамматизма — чрезмерного увлечения грамматикой, с одной стороны, и от пренебрежения грамматикой, недооценки ее — с другой. Каждое грамматическое правило должно быть выводом из употребления форм языка, уже известных детям. К пониманию грамматических правил детей следует подводить постепенными упражнениями.

Ушинскому принадлежит большая заслуга введения и широкого распространения в России звукового метода обучения чтению. Из различных разновидностей этого метода Ушинский рекомендовал аналитико-синтетический звуковой метод письма-чтения и построил по этому методу первые уроки своего «Родного слова».

Учитель и его подготовка. Ушинский высоко оценивал роль учителя.

Он справедливо считал, что влияние педагога на учащихся составляет ту воспитательную силу, которую нельзя заменить никакими уставами и программами, никакой организацией учебных заведений, что «личность воспитателя значит все в деле воспитания».

Ушинский указывал, что деятельность педагога более чем какая-либо другая нуждается в постоянном воодушевлении: она внешне однообразна, ее результаты сказываются не скоро, в ней сильна опасность, преподавая из года в год одно и то же, «втянуться и вести преподавание почти механически».

Он предостерегал учителей от этой опасности, звал их к постоянному движению вперед.

Внешне роль школьного педагога скромна, но как в действительности велико общественное значение его труда! Ушинский считал, что общество должно относиться к учителю с большим уважением и заботой, неизменным вниманием.

Учитель должен быть не только преподавателем тех или иных предметов, но и воспитателем, любить свою профессию, относиться с чувством большой ответственности к делу воспитания, быть образованным человеком, знать педагогику и психологию, обладать педагогическим мастерством и педагогическим тактом.

В статье «Проект учительской семинарии» (1861) Ушинский подробно разработал план подготовки учителей для начальных школ.

По этому проекту учительские семинарии следует открывать не в крупных центрах, а в небольших городах и даже селах, с тем чтобы соблазны большого города не влияли дурно на воспитанников, а преподаватели всецело отдавались бы работе в учительских семинариях, не отвлекаясь совместительством в других учебных заведениях.

Воспитанниками учительских семинарий должны быть по преимуществу дети крестьян. Для того чтобы лучше обеспечить нравственное воспитание и большее влияние со стороны преподавателей, воспитанники должны жить в интернате, привыкая к простой, суровой и деятельной жизни.

Ушинский наметил широкий круг наук, изучаемых будущими наредными учителями в учительских семинариях, а именно: русский язык и литература, арифметика, география, история, естествознание (сведения из ботаники, зоологии, анатомии и физиологии человека, а также некоторые сведения по сельскому хозяйству и медицине).

По проекту Ушинского большое место в курсе учительской семинарии занимали науки педагогического цикла: психология, педагогика и методика первоначального обучения. Воспитанники семинарии приобретали навыки выразительного чтения, красивого письма, рисования, черчения и пения.

Педагогическая практика воспитанников семинарии велась в народной школе, существующей при каждой учительской семинарии.

Кроме того, к семинарии прикреплялся ряд ближайших школ, в которых семинаристы также вели педагогическую практику, а окончившие семинарию в течение года работали под руководством преподавателей в качестве начинающих учителей-стажеров. Семинария поддерживала связь с учителями — бывшими ее воспитанниками.

Учительская семинария являлась педагогическим центром, при котором организовались высшие педагогические курсы для лиц, получивших университетское образование, руководители и учителя семинарии организовывали лекции на педагогические темы и т. п.

По проекту Ушинского были открыты лучшие учительские семинарии (например, была организована соратником Ушинского Д. Д. Семеновым Закавказская учительская семинария в Гори и некоторые земские учительские школы).

Ушинский высказал мысль о педагогических факультетах, где бы готовились преподаватели педагогики и учителя средней школы.

Он писал: если у нас есть медицинские факультеты и нет факультетов педагогических, то это лишь означает, что здоровьем своего тела мы дорожим больше, чем здоровьем нравственным и воспитанием.

Мысль Ушинского была реализована лишь после Октябрьской социалистической революции.



Источник: https://infopedia.su/8×3032.html

Ссылка на основную публикацию