Вольно или невольно мы выбираем учителя

Мы выбираем, нас выбирают, или можно ли уберечь ребенка от ошибок?

Настает день, в семье появляется маленький ребенок, и с этого момента все мы – папы и мамы, бабушки и дедушки – стараемся приложить как можно больше усилий, чтобы малышу на этом свете было комфортно. Ведь пока он совсем крохотный, только от нас зависит, будет ли он голоден или сыт, не будет ли он страдать от жажды и холода, скоро ли поправится, если заболел.

Но по мере того, как ребенок растет, меняются и связанные с ним проблемы. В какой-то момент перед взрослеющим отроком встает вопрос выбора – профессии, ВУЗа, призвания, любимого человека… А для родителей наступает тревожное время, ведь так хочется уберечь чадо от ошибок, избавить от возможных страданий. А в нашей ли власти совершить такое? Давайте подумаем вместе.

На мой взгляд, уберечь выросшего человека от каких бы то ни было проблем мы не в состоянии. Ребенок с самых первых дней жизни – отдельная личность, со своими желаниями, стремлениями, вкусами и интересами.

Пытаясь направить его по тому пути, который нам представляется абсолютно правильным, всегда ли мы сами абсолютно точно знаем, что для ребенка лучше? Нет, конечно, в морозы настоять на шубе и теплом шарфе, особенно когда речь идет о малыше, это нормально.

Принуждать ребенка продолжать ходить в секцию или кружок, раз уж начал и продемонстрировал какие-то способности, – уже хуже, особенно когда ребенок продолжать занятия не хочет.

А если речь идет о подростке или вообще о взрослом человеке? Правы ли мы, настоятельно подталкивая чадо к решению, которое кажется предпочтительным нам самим? Ведь навязывая человеку , пусть даже из самых лучших побуждений, свое решение, мы лишаем его возможности прожить свою собственную жизнь, превращаем его в послушную марионетку. А в какой роли при этом мы видим себя? Не многовато ли для нас – рядиться в одежды демиургов и вершить судьбы других людей, особенно когда они пока физически, психологически или материально зависимы от нас?

Мне представляется, правильнее будет не оберегать ребенка от неприятностей, не избегать ошибок выбора, а учить его совершать выбор трезво, взвешенно, с пониманием возможных последствий и с принятием на себя ответственности за них. Тогда любой, даже самый неоптимальный, выбор не превратится в трагедию, а будет лишь новой ступенькой опыта, новым шагом к взрослению и лучшему пониманию себя и своих потребностей.

И начинаться это обучение должно в самом раннем возрасте, когда малыш только-только начинает осознавать себя как отдельную от мамы личность.

Большой беды не будет, если ребенку будет дозволяться, хотя бы время от времени, самому решать, что ему надеть, какую кашу съесть на завтрак, как именно провести прогулку.

Ничего трагического не произойдет, если в этот раз ребенок выберет «не то», а бесценный опыт того, что он имеет право на собственное мнение, как и того, что выбирать надо не только сиюминутными эмоциями «хочу прямо сейчас», а разумом, у ребенка будет постепенно накапливаться и благотворно влиять на него.

Как известно, ребенок учится, подражая родителям.

Стало быть, если мы хотим научить наших детей умению совершать выбор, необходимо для начала освоить это искусство самим, своим примером показать детям, по каким критериям оценивать значимость тех или иных параметров, в какой мере руководствоваться собственными желаниями, а в какой – принятыми в обществе и семье правилами и трапециями. Если родитель сам не умеет выбирать, а в жизни руководствуется только данными ему самому кем-то извне установками «так надо» и так положено», вряд ли ребенок сумеет избежать ошибок выбора.

Нам – родителям вообще очень свойственно считать детей продолжением самих себя, не замечая, в чем и насколько отличаются от нас наши потомки. И очень часто «правильным» мы считаем тот выбор, который устраивает нас самих, автоматически распространяя это чувство на детей.

А вообще, кто сказал, что у родителей и детей должна непременно на 100% совпадать шкала ценностей? Ребенок ведь совершенно самостоятельная личность, и вполне может быть так, что «правильный» с родительской точки зрения выбор окажется для их чада трагической ошибкой.

Например, в хорошо мне знакомой среде считается правильным, чтобы дети научных работников продолжали семейные династии, выбирали профессии родителей, защищали диссертации. Этот выбор с точки зрения родителей нормален и естественен, а все остальное ошибка.

А что делать, если в подобной семье родился ребенок-гуманитарий, или вообще творческая личность, стремящаяся не к научной карьере, а к артистической деятельности, ручным ремеслам и т.п.? Надавить на ребенка, вынудить его совершить угодный родителям «правильный» выбор, можно, и даже без большого труда. Но будет ли от этого в итоге хорошо ребенку самому?

А ценности у родителей и детей могут быть очень и очень разными.

Родители вполне могут стремиться к обеспеченной жизни и прочному положению в обществе, а ребенка при этом волнуют не столько финансовые и социальные вопросы, сколько возможность творческого самовыражения.

И правильный, с родительской точки зрения, выбор профессии, запросто может обернуться для ребенка трагедией, а «ошибка» – большим счастьем.

Надо учиться доверять своим детям, не подстилать им соломки перед каждым шагом, а учить их жить и находить свой путь в сложном окружающем мире. И еще необходимо признать право детей быть несчастными тоже.

Человек имеет право на страдание как на часть необходимого жизненного опыта.

И очень большая ошибка считать, что неверный выбор вырывает из жизни годы, что жизнь в итоге ломается, а человек превращается в отстающего, в неудачника.

Если представлять себе жизнь как заранее определенный график с жестко детерминированными реперными точками и невозможностью вариаций, то да, любое отклонение от этого пути кажется страшным и разрушающим.

А если рассматривать ее как непрерывный процесс с множеством развилок и возможностью получения бесценного и разнообразного опыта, то любая ошибка – это не трагедия, а дверь, открывающая множество новых возможностей.

По большому счету, не ошибаются только покойники, потому что они уже вообще не способны ни на какие действия. А пока человек жив, перед ним ежедневно, ежеминутно встает вопрос выбора, иногда незначительный, а иногда и очень серьезный.

Но поскольку в жизни нет ничего непоправимого, кроме смерти, то нужно просто не бояться жить, двигаться вперед, пусть порой и спотыкаясь или сворачивая на окольные пути.

Могу рассказать, как это с самого начала было заведено у нас. Например, мои мальчишки по малолетству очень любили плескаться в лужах и возиться в грязи.

Я в этом никакой беды не вижу, тем более, что для малыша опыт знакомства с разными фактурами и свойствами материи действительно очень важен. Да и лишний раз закинуть одежки в стиральную машину мне труда не составляет.

Но у нас был один уговор, соблюдавшийся неукоснительно – грязь и лужи допустимы только в конце прогулки, чтобы не рисковать простудой.

Поэтому когда мы выходили на прогулку, перед детьми стоял первый серьезный в их жизни выбор – либо мы сначала гуляем как обычно, и только перед уходом они лезут в лужи, либо они начинают с луж, но прогулка в этом случае заканчивается очень быстро. Никакие «ну так и быть, погуляйте на сей раз грязные и мокрые» не допускались ни в коем случае. Соответственно, первый урок на тему «выбор и его последствия» был накрепко усвоен уже в возрасте трех лет.

В дальнейшем, по мере роста парней, мы старались каждую неоднозначную ситуацию, связанную с выбором (причем зачастую не только в их жизни, но и в нашей) вместе проанализировать с разных сторон, постараться оценить все возможные последствия, их плюсы и минусы. И еще мы всегда старались дать детям понять, что нам важно их мнение. Пусть они пока по малолетству недостаточно опытны, но они точно так же имеют право на точку зрения.

Причем зачастую это проявлялось даже в достаточно бытовых вещах. Уже примерно лет с десяти я не контролировала, как именно зимой одеваются дети. Мое дело было только проинформировать о прогнозе, а дальше они утеплялись в соответствии со своими личными потребностями.

И выяснилась интересная вещь – у них очень разная терморегуляция тела, соответственно, требуется различная одежда в холода. Там, где старший надевает пуховик со свитером, младшему достаточно просто теплого пальто поверх рубашки.

И когда младший стал одеваться в соответствии со своими потребностями, закончились все простуды, которых было немало, когда я его перекутывала.

Естественно, в семье у нас всегда был некий минимум областей, не подлежащих дискуссии. «У нас это заведено именно таким образом, слово родителей окончательное и обсуждению не подлежит». Подобных вопросов было крайне мало, зато в своей позиции мы с мужем всегда были едины.

А во всех прочих ситуациях своего мнения детям мы никогда не навязывали. Наше дело было помочь им проанализировать ситуацию, оценить возможные последствия при разных вариантах развития, а окончательный выбор дети совершали самостоятельно.

И мы уважали этот выбор, даже если с нашей точки зрения он был далеко не оптимален.

Естественно, такой подход к делу не гарантирует, что в дальнейшем дети будут всегда выбирать только оптимальные решения, но пока что мне очень понравилось, как зрело и ответственно они подошли к выбору профессии и следующего места учебы после окончания школы.

Причем выбор этот они тоже совершали самостоятельно, собирая информацию, анализируя учебные программы, перспективы трудоустройства и возможного последующего обучения.

Когда шестнадцатилетний сын объяснял нам свой выбор, это был грамотный взрослый анализ, а не просто эмоциональное «хочу вот то и это просто потому, что нравится».

Но если научить ребенка совершать выбор возможно, то уберечь его от страданий не под силу ни одному родителю. Просто потому, что в реальном мире кроме нас и наших детей существует еще множество людей, с которыми детям приходится иметь дело.

И это общение может оказаться далеко не гладким и не безоблачным. И даже самый идеальный с нашей точки зрения спутник или спутница жизни может вольно или невольно нанести ребенку серьезную рану, не говоря уже о друзьях, коллегах и педагогах.

Поэтому здесь мне тоже кажется, что важно не оберегать, а учить проживать страдания, воспринимать их как часть жизненного, душевного и духовного опыта.

Вопрос ведь не в том, чтобы не страдать вообще, а в том, чтобы переносить выпавшее на долю достойно, воспринимая его как горький, но необходимый урок.

И, помимо страданий и переживаний, видеть в жизни все-таки и свет, и радость, а не погружаться в свою беду как в пучину.

И еще один момент мне кажется важным.

Почему мы хотим уберечь ребенка от страданий? Только ли ради него самого? Или еще и потому, что нам непереносимо видеть рядом страдающего человека, что мы не умеем разделить его боль, по-настоящему поддержать его, а вместо этого хотим, чтобы он просто прекратил страдать, чтобы не делать больно нам? Только ли альтруистично наше чувство, или в нем притаилась и эгоистичная мысль?

В общем-то, по большому счету если мы желаем ребенку жизни без ошибок и страданий, то мы желаем ему умереть во младенчестве, ибо реальная жизнь полна сложностей и боли. Так чего мы своим детям хотим – жизни или смерти?

Источник: https://www.pravmir.ru/my-vybiraem-nas-vybirayut-ili-mozhno-li-uberech-rebenka-ot-oshibok/

А кто расскажет про кредиты?

Школьники из Москвы и Петербурга отвечают на вопрос «Что бы я сделал(а), если бы я был(а) министром образования». Их ответы — ​фрагментарные, иногда наивные — ​складываются в стройную систему, дающую понять, чего дети хотят от школы. Впрочем, некоторые родители и вчерашние школьники не утерпели и тоже ответили.

Читайте также:  Ребенок и музыка

Комфорт. В школе должно быть чисто, тепло и уютно. «Надо чтобы было где посидеть на переменах» (Лена Олейник, 15 лет).

«Надо обновлять мебель. Иногда администрация думает, что если получше закрутить болты на старой мебели, она от этого станет безопаснее». (J, 17 лет).

Питерские десятиклассники считают, что нужно убрать безумные требования к охране: разрешить гулять на улице на перемене — ​хотя бы вообще разрешать выйти из школы.

Мама двоих школьников из Подмосковья требует отменить названия вроде «ГБОУ СОШ»: «не может нормальный человек учиться в гбоусоше!»

Школьную форму большинство считает ненужной.

Школьные обеды. Дети дружно воют, что есть невозможно — ​нужно разрешить школе самой выбирать поставщика еды или иметь собственного повара, что хорошо бы завести и шведский стол. И еще — ​еда должна быть горячей: сухпайки — ​не вариант.

«Почему в тюрьме еда бесплатная, а в школе мы платим за нее, притом по качеству она вряд ли отличается. Если школа, по закону, обязательна, и мы проводим в ней 9 часов — ​почему мы должны платить деньги за то, чтобы выжить в ней?» (Женя Кузнецова, 9-й класс).

Размер классов. 15 человек — ​максимум. В большем коллективе учиться неудобно.

Учителя. Серьезная проблема, по мнению учеников, — ​немотивированные учителя, грубо себя ведущие с учениками. «В моей прошлой школе меня поражал подход учителей: вместо объяснений кричали за то, что ты не понимаешь какой-то пример» (Анастасия Удачина, 16 лет).

Предлагают и регулярные экзамены для учителей, например, со стажем больше 20 лет («т. к. некоторые уже неспособны преподавать, несмотря на их знания»). Женя Кузнецова предлагает дать возможность выбирать учителя — ​«потому что у каждого человека свой ход мыслей, и объясняют всё по-разному».

«Огромное количество учащихся сталкивается с преподавателями «советской закалки». Это педагоги, дающие методики и схемы, которые больше не работают. От такого обучения почерпнуть ничего не удастся» (Анастасия Удачина).

Уроки. Резко сократить количество уроков, в основном в старших классах, когда не остается времени на жизнь, еду и сон. Ввести пятидневку — ​или хотя бы не задавать уроки на понедельник.

Некоторые предлагают выбросить из программы ненужные предметы.

«Вынесла бы на факультатив такие предметы, как ОБЖ, музыку и черчение после 5-го класса, а по предметам, требующим физических или особых творческих данных (физра, изо), ввела бы систему зачет/незачет вне зависимости от достижений» (Ангелина, 13 лет).

Многие требуют отменить ЕГЭ, потому что он мешает учиться.

Восьмиклассник Алексей Петров считает неудачной идею каждый год проходить одни и те же темы, но на разном уровне глубины: материал не запоминается как надо и остается ощущение незавершенности.

И вообще — ​«давать больше необходимых для жизни знаний». «Важной частью школьного образования должна стать информационная грамотность — ​умение искать нужную информацию, обрабатывать ее и использовать» (Лена Олейник). Как не разориться на кредитах, как платить за квартиру, как разобраться с налогами, как написать резюме — ​все это нужно знать.

Оценки.

Есть предложения ввести стобалльную систему или отметки за старание: «Если у ученика что-то не получается, он ничего, кроме «2» и «3» не видит, и мотивация пропадает» (Виктория, 16 лет).

«Если ученик сначала делает 40 ошибок в тексте сочинения, а потом пишет с 10 ошибками, то все равно ставится два. А надо, чтобы ученика оценивали за его труды и прогресс» (Артем Шаробаев, 9-й класс).

Воспитание. Воспитание в школах никак нельзя отменять, убеждены подростки. Некоторых серьезно беспокоит то, что даже младшие школьники матерятся. И хотя никто не любит нотаций, большинство считает, что в школе нужна дисциплина.

https://www.youtube.com/watch?v=MmQJLuNsqXA

Алексей Петров (8-й класс) задумывается о системе помощи ученикам с отклонениями в поведении: «Они могут быть умны, но из-за своих поступков часто отторгаются другими учениками и учителем.

Нужно подумать о создании специальных школ с классами, распределяющими детей по уровню интеллекта, где будут работать профессиональные психологи.

Это позволит многим направить свой талант в полезное русло».

«Учителей надо освободить от «патриотического воспитания», которое на деле таковым не является. Они не должны после уроков срываться с классом на показательные выступления борцов или на военные сборы согласно спущенной сверху бумажке.

Вольно или невольно делая слово «обязаловка» синонимом слова «патриотизм», чиновники лишь компрометируют саму эту идею.

Уроки, на которых рассказывают об истории России, о достижениях ее науки, лучших образцах литературы, других видах искусства, — ​это и есть патриотическое воспитание» (Андрей Петров, студент).

Школьная жизнь. Школа — ​не только для уроков. Должны быть походы, школьный театр, хор, оркестр, как можно больше кружков и факультативов, причем бесплатных. «Хотелось бы больше общих дел — ​поездок, проектов.

Ведь можно провести абсолютно тот же урок, только на травке. К тому же общие дела дают возможность лучше понять друг друга, сблизиться и в будущем пересмотреть работу в классе, проведение уроков, поняв человека» (Женя Кузнецова).

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/03/11/75761-a-kto-rasskazhet-pro-kredity

Если у вашего младшего школьника проблемы со сверстниками

Предлагаю прочитать статью

Роль учителя в становлении межличностных отношений у младших школьников

В формировании возникающих у младших школьников межличностных отношений решающая роль принадлежит педагогу. В начале школьного обучения, пока еще у детей не сложились собственные отношения и оценки как себя, так и одноклассников, они безоговорочно принимают и усваивают оценки учителя, являющегося для детей высшим авторитетом.

Анализ характеристик, которые педагоги давали детям с различным социальным статусом, показывает, что «изоли­рованных» детей не любят сами педагоги. Это значит, что учителя вольно или невольно могут способствовать усилению изоляции ребенка в классе.

Систематические отрицательные оценки и осуждения, резкие замечания в адрес ребенка («Опять ты всем мешаешь!») становятся для остальных детей своеобразным «ярлыком», характеризующим одноклассника, и некритически повторяются в собственных оценках детей, которые перестают принимать сверстника.

Негативное влияние на положение ученика в системе межличностных отношений может оказать и неумеренное захваливание кого-то из детей, противопоставление ребенка всему классу в качестве примера для подражания. Дети, иногда несправедливо, начинают считать таких школьников «любимчиками» и «подлизами» и потому из­бегают общения с ними.

В этой связи необходимо отметить, что дидактогении (т.е. нарушения психогенного характера, вызванные непе­дагогическими поступками учителей) наиболее часто встречаются именно у младших школьников.

Вместе с тем именно педагог, в силу своей исключительной значимости для младшего школьника, может сыграть решающую роль и в обратной ситуации, когда необходимо вывести ученика из статуса «изолированного» члена группы.

Поведение учителя в каждом конкретном случае должно строиться сугубо индивидуально, исходя из особенностей сложившейся ситуации, своеобразия личностных характеристик самого ребенка, уровня развития межличностных отношений в классе и пр.

Наиболее же общие рекомендации состоят в следующем:

1) вовлечение «изолированного» ученика в интересную деятельность;

2) помощь в достижении успеха в той деятельности, от которой прежде всего зависит положение ребенка (пре­одоление неуспеваемости и т.д.);

3) преодоление аффективности ребенка (вспыльчивос­ти, драчливости, обидчивости), которая часто является не только причиной, но и следствием психологической изоляции;

4) выработка уверенности в себе, отсутствие которой делает их слишком застенчивыми;

5) использование косвенных мер: например, предложить авторитетным сверстникам поддерживать робкого ребенка.

В анализе причин сложившейся ситуации и поиске путей выхода из нее существенную помощь может и должен оказать психолог, владеющий методами диагностики и коррекции межличностных отношений.

Наиболее распространенным методическим приемом, позволяющим установить положение ребенка в системе личных отношений в классе, является социометрическая процедура.

Самым популярным критерием выбора, который предлагается младшим школьникам, является «Выбор товарища по парте», зарекомендовавший себя в отечественных исследованиях как один из интегративных критериев, наиболее адекватных для этого возраста, а также социометрическая процедура «Выбор в действии».

Для общей оценки уровня форсированности у младших школьников навыков общения со сверстниками ориентиром может служить шкала развития социальных отношений, разработанная А. Гезеллом. Для детей 6 и 9 лет приведены следующие профили социального поведения: 6 лет:

Явный интерес к заключению дружбы и дружеских отношений с соучениками.

Умение ладить с друзьями, но игра детей не продолжается долго, если происходит без надзора. Ребенок спорит, физически борется. Каждый из детей хочет настоять на своем. Часто жалуется.

По отношению к некоторым детям ребенок может быть очень властолюбивым. Он часто исключает третьего: «Ты играешь с Франтиком? Тогда я с тобой играть не буду!» В игре он не умеет проигрывать и будет жульничать, если это нужно для выигрыша. Он думает, что и его друзья жульничают и не ведут себя как полагается.

У большинства детей бывает хороший друг того же возраста и пола, ребенок входит в определенную группу детей.

Он хорошо ладит с ними, несмотря на бывающие иногда ссоры и разногласия. Интерес в меньшей степени направляется на собственное отношение к другу, чем на то, что они делают вместе. Важны цели и сама деятельность. Присутствует действительно кооперативная деятельность.

Компания или клуб — это важно. Ребенок может подавить свои собственные интересы и требования, чтобы удов­летворить группу. Он старается соблюдать правила (стандарты) группы и критиковать тех, кто их не выполняет. Девочки начинают с удовольствием проводить вечера вместе.

Начало обожания старшего ребенка или взрослого. Начинается оценка, а не только обсуждение других. Мальчики часто добродушно шумят и борются; в то время как мальчики кричат, девочки хихикают и шепчутся.

Как уже отмечалось, для установления дружеских отношений со сверстниками большое значение имеет наличие у ребенка таких качеств, как самостоятельность, уверенность в себе, инициативность. Их основой является позитивная самооценка.

В младшем школьном возрасте у ребенка, как правило, складывается определенная самооценка в отношении своих учебных способностей и общих возможностей. Конечно, наиболее благополучный вариант, когда самооценка достаточно высока и адекватна.

Условием этого является знание ребенком своих способностей и наличие возможности для их реализации. Очень важно, чтобы ребенок знал: я могу и умею это и это, а вот это я могу и умею лучше всех.

Способность делать что-то лучше всех принципиально важна для младших школьников. Не зря именно этот возрастной период характеризуется стремлением ребенка ов­ладеть различными умениями, что определяет в случае успеха развитие чувства собственной умелости, компе­тентности, полноценности или, в случае неудачи, напротив, чувства неполноценности.

Умелость ребенка может проявляться в самых разных областях и носить самый разнообразный характер. Главное, чтобы это умение было ценным в глазах и взрос­лых, и сверстников.

Так, например, кто-то лучше всех решает задачи по математике («наш математик»), кто-то быстрее всех бегает («он у нас спортсмен»), или луч­ше всех играет в «ножички», или умеет рисовать, или играет на музыкальном инструменте, или дольше всех может отбивать головой футбольный мяч, или шевелить ушами.

Важно, чтобы каждый ребенок чувствовал свою цен­ность и неповторимость. И успеваемость здесь уже не оп­ределяющий критерий, поскольку постепенно дети начи­нают видеть и ценить в себе и других такие качества, кото­рые непосредственно не связаны с учебой.

Задача взрослых помочь каждому ребенку реализовать свои потенциальные возможности, раскрыть ценность умений каждого школьника и для его одноклассников. Ил­люстрацией может служить такой эпизод из школьной жизни: один из второклассников отличался очень низкой успеваемостью по всем основным предметам.

Неуспех его приобрел хронический характер и перспектив на улуч­шение было немного: ребенок ходил в школу неохотно, на уроках был пассивен, домашние задания выполнял нерегулярно. В классе ни с кем не дружил. Но мальчик хорошо рисовал. И рисовал он везде: в альбоме, в тетрадях, иногда на парте.

И тогда его учительница, отчаявшись как-то повлиять на нерадивого школьника и его родителей, предприняла следующий шаг: она организовала в школе персональную выставку рисунков своего ученика и его родителей, которые были профессиональными художниками. Выставка имела большой успех, мальчик был очень горд.

Это событие преобразило его. Он стал более внимателен к тому, что происходит в классе и в школе. Согласился на дополнительные занятия с учительницей. Отношение одноклассников к нему также изменилось в лучшую сторону.

Маленький художник не стал отличником, его школьные успехи были довольно скромны, но отношение ребенка к школе и классу и его класса к нему во многом переменилось.

Таким образом, умелость ребенка, знание им своих сильных и слабых сторон является основанием для фор­мирования самостоятельности, уверенности в себе, личностной независимости, что позволяет быть более компетентным и в общении со сверстниками.

Читайте также:  Безопасность детей дошкольного возраста

Источник: https://www.BabyBlog.ru/community/post/shkola/3145449

Эссе «Воплощение мечты»

Конкурс «Педагогическое вдохновение — 2014»

Номинация «О педагогике – с любовью»

«Мечты придают миру интерес и смысл. Мечты, если они последовательны и разумны, становятся еще прекраснее, когда они создают реальный мир по своему образу и подобию».
А.Франс

Небольшой, ничем не примечательный домик на окраине поселка. В нем живут девочка и бабушка. Бабушка родилась и выросла в трудное время, семья была большая, бедная, порой совсем нечего было есть, – не до учебы. Рано она узнала нищету, горе, пришлось пережить немало. Хотя сама никогда и не училась, к учителям всегда питала особое уважение.

Так уж случилось, что в молодости пришлось работать в деревенской школе, уборщицей. Не раз рассказывала она внучке о людях, выбравших такую нелегкую профессию, удивлялась их мудрости, терпению и такту. Вспоминая какую-нибудь проделку деревенского сорванца, улыбаясь, говорила: «Как же они (учителя) это терпели? Я бы не смогла».

Удобно расположившись у потрескивающей печки и очнувшись от воспоминаний, бабушку задумчиво смотрит на внучку. Девочка рассадила кукол, раздала им тетради, приготовила доску, «позвонила», уверенно вошла в «кабинет» – начался урок.

О чем только не мечтают дети! Кем только они себя не представляют!

С тех пор многое изменилось. Дом, правда, стоит на своем прежнем месте, но нет уже бабушки, выросла, стала взрослой девочкой. Эта девочка – я. Л.Н.

Толстой писал: «В мечте есть сторона, которая выше действительности. В действительности есть сторона, которая выше мечты. Полное счастье было бы соединением того и другого.

Мне в жизни сильно повезло, я счастливый человек, потому что моя мечта сбылась! Я – учитель!

Я – учитель

Вхожу в класс, начинается урок, на меня устремлены глаза моих учеников. Они ждут от меня чего-то нового, интересного. Я читаю в их глазах желание открыть мне душу. Я не могу, не имею права обмануть их ожидания. Мой авторитет дорого стоит.

Одно неосторожно сказанное слово – тухнет огонек в глазах, пропадает желание слушать, отвечать. Надо снова и снова пытаться завоевывать аудиторию, ведь недаром учителя сравнивают с актером.

Во что бы то ни стало я должна превратить их в соучастников своего выступления, выступления, у которого очень важная цель (важнее и быть не может) – учить и воспитывать человека, развивать его ум, эмоции, чувства, кругозор.

О чем я мечтаю? Какими я хочу видеть своих учеников? Как сделать так, чтобы, уходя с урока, дети уносили с собой его частичку, хоть на чуточку становились добрее, отзывчивее, умнее? Каждый раз, идя в класс, задаю себе одни и те же вопросы. Конечного ответа еще нет. Постоянный поиск…Удачи…Разочарования… Снова поиск…

Уж который раз подхожу кабинету, а все равно волнуюсь.

Сумею ли я в этот раз вовремя уловить, ощутить настроение класса, смогу ли остаться самой собой, до конца честной, правдивой, смогу ли я донести до них то, что пережила сама, выстрадала, смогу ли я вызвать на откровенный, доверительный разговор? Для учителя нет лучшей похвалы, чем слова: «Сегодня был такой интересный урок». И нет худшего порицания: Урок был какой-то скучный».

«Педагогическая наука имеет удивительную особенность: ее нельзя просто усвоить, ее нужно пережить, ее нужно открыть в самом себе, чтобы постичь суть мастерства педагогического дела», – верно заметил Ш.А. Амонашвили.

Мне кажется, чтобы усвоить и пережить, нужно очень любить свою работу, любить детей, нужно быть оптимистом, уметь улыбаться, когда хочется плакать. Что касается этого, то не могу себе представить, кем бы я еще могла быть.

Иногда устанешь, так хочется все бросить. Уйти бы, убежать бы от суеты, постоянных забот и тревог… Но это вечером. А утром выхожу из дома, встречаю улыбки своих учеников, родителей.

Отовсюду слышу; «Здравствуйте!» Улыбаюсь в ответ, отвечаю на приветствия. И снова улыбки, снова пожелания здоровья.

Уже счастливая и бодрая, полная сил и энергии подхожу к школьному крыльцу, переступаю порог – вчерашней усталости как не бывало, о минутной слабости и вспоминать стыдно.

Вот мой класс, мои дети: добрые, милые, чуткие и отзывчивые. Детские сердца – это неиссякаемый кладезь доброты и чуткости. Они способны все понять и простить. Как же я без них?! Нет, спокойная работа не для меня. Я должна увлечь своих ребят, научить их мыслить. Я должна создать благоприятную обстановку для их творческого развития, помочь им реализовывать свои творческие задатки.

Мой предмет более других способствует формированию идейных и нравственных качеств личности. Дает мне возможность понять, почувствовать душу ребенка, найти то, на что можно опереться, развить, ведь в каждом есть изюминка, неожиданное, глубина.

«И каждый читатель как тайна», – сказано у Ахматовой, и как тайна поэтому каждый урок. В нем всегда скрыты и возможности творчества, и возможности необыкновенных озарений.

В этой непредсказуемости и состоит, возможно, тайна притягательности нашей профессии.

Урок – это творчество, муки творчества всегда приятны. Урок – это целый мир. Урок – это мой мир.

Урок – это мой мир

Скучна работа учителя, если не чувствуется обратной связи, а она будет возможна лишь в том случае, если я сумею заинтересовать ребят своим предметом, вызову стремление к активному умственному труду, то есть интерес к своему предмету. Что же такое интерес? За всю историю педагогики было найдено множество различных подходов к решению этого вопроса.

Современная педагогическая наука считает, что интерес характеризуется сложным сплетением интеллектуальных, эмоциональных и волевых процессов, их взаимопроникновением и воздействием друг на друга.

Интерес положительно влияет на восприятие, память, внимание, мышление. «Кто интересуется предметом, у кого открыты глаза и уши». В состоянии интереса у ребенка возникает подъем всех его сил, повышается его настроение.

Значит, моя энергия, мое затраченное на подготовку к уроку время не прошло бесследно.

Если я вижу, что мои ученики готовы преодолевать трудности, препятствия, готовы вместе со мной достигать новые истины, идти к новым открытиям, я от своей работы получаю наслаждение, я могу и дальше просиживать ночи напролет в поисках интересных идей, занимательных упражнений, яркого, эмоционального учебного материала.

Так хочется, чтобы урок был не только познавательным, но интересным, запоминающимся. В любой работе важно начало. Начало урока задает тон, рабочее настроение.

Какие вопросы задать, чтобы получить не просто механическое воспроизведение выученного. Часто начинаю урок с «зарядки».

Незнайки, побывавшие в классе накануне, не могли справиться с какими – либо заданиями/ найти третье лишнее, отгадать загадку и разобрать слово–ответ, найти нужное словосочетание, вспомнить пословицу…

Мои пятиклассники с удовольствием пытаются им помочь. Если им это удается, довольные и счастливые, они готовы работать дальше. Зарядка может быть и эмоциональной. Начинаю урок с красивого предложения о русском языке, о книге.

Заострив внимание на содержании, можно выполнять любые задания по теме. Ребятам очень нравится работать корректорами, находить и исправлять чужие ошибки.

Эти ошибки могут быть не только орфографическими, но и логическими, стилистическими, фактическими…

Активизируют мыслительную деятельность задания поискового характера (составить словарик, подобрать слово, заменить одно понятие другим…) Помогают сделать урок интересным и элементы игры.

Конечно, играть на каждом уроке, наверное, нельзя, но и забывать об этом не стоит.

Для того, чтобы школьники с интересом ждали урока, чтобы им хотелось следить за происходящим в классе, стараюсь как то разнообразить учебный материал, на каждый урок найти что то новое.

Урок подходит к концу. Вроде бы все удалось. Но замечаю в глазах учеников усталость. На помощь может прийти шутка.

Сами по себе правила ничего смешного не содержат, но можно подобрать примеры, вызывающие улыбку.

Юмор помогает бороться с ошибками (неправильное употребление слова, неправильно построенная фраза, неправильно поставленные знаки препинания…). Юмор помогает понять, запомнить, главное, полюбить предмет.

Можно ли сделать урок интересным? Можно! Главное – это желание учителя.

Нам, учителям словесникам, важен эмоциональный отклик. Здесь большую роль играет слово учителя. «Слово – это нечто вроде мостика, по которому наука переходит в искусство, мастерство». Слово облегчает горе, рассеивает сомнения, внушает радость, успокаивает.

«Какое слово ты скажешь, такое в ответ и услышишь». В слове должна трепетать, волноваться, ликовать и возмущаться живая человеческая страсть. Слово будит фантазию и чувства. Без этого уроки русского языка и литературы невозможны. Опять же, все зависит от творчества самого учителя.

Значит, надо стараться творить по мере своих сил…

Творить по мере своих сил…

Много сил и энергии отдается детям. Вольно или невольно мы воспитываем их по своему подобию. Дети – наше зеркало. Хочется, посмотрев его, остаться довольным.

Десятки, сотни «почему» и «как» окружают нас каждый день. Далеко не всегда удается на них ответить. Иногда не хватает времени, иногда сил, иногда еще чего-то еще. Формируя «Я» ребенка, основу основ его личности, мы готовим и его взрослую жизнь, и его старость.

Дети, даже став взрослыми, всегда для нас останутся детьми. Значит, мы всегда в ответе за них: за то, чему научили, и за то, чему не научили. Как хорошо сказал Антуан де Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Вот уж поистине – это великий лозунг учительской жизни, учительской работы.

Все мы, значит, и я, всю жизнь ответственны за наших людей.

Источник: https://www.o-detstve.ru/forteachers/educstudio/profession/15947.html

Эссе «Миссия педагога» — 10 Января 2015 — Персональный сайт

Ученик никогда не превзойдет учителя,

 если видит в нем образец, а не соперника.

Виссарион Белинский

Учитель… Моя мечта сбылась, я учитель. Именно к этому, наверное, только и стремилась, переступив порог сельской школы, будучи шестилетней девчонкой.

Толчком для этого была моя первая учительница Елена Николаевна Белоногова. Это очень чуткий и обаятельный человек. Даже сейчас, встречаясь с ней очень редко, я вижу все те же добрые, выразительные глаза, в них огонь, которым она зажигает всех вокруг.

Она очень эмоциональная, ее уроки живые и яркие, и невольно хочется быть такой, как она. Мне кажется, в душе она тонкий психолог, с ней всегда хотелось поделиться, потому что мы в ней видели, прежде всего, доброго друга.

Низкий ей поклон за то, что именно в эти годы из застенчивой, порой даже плаксивой девчонки, я превратилась в звездочку. Мне хотелось так же, как и она, делать мир вокруг краше. Моей любимой игрой стала игра в школу.

Я учила одноклассников, которые приходили ко мне в гости, младшую сестру, кукол, и это мне доставляло большое удовольствие.

https://www.youtube.com/watch?v=FjOWo8jXsIg

Следующей ступенью стала средняя и старшая школа, и опять мне повезло, хотя сначала мне так не казалось. Не хотелось расставаться с любимой учительницей, да и о новом классном руководителе ходили легенды как об учителе очень строгом.

Но все это только внешняя оболочка, на самом деле Татьяна Васильевна Бершадская оказалась внимательным и понимающим педагогом. Она жила нашими проблемами и заботами, доверяла нам во всем, ставила перед нами проблемы и наблюдала со стороны. Это она научила нас самостоятельности и ответственности.

Очень долгое время я была старостой класса, пока меня не избрали председателем Большого совета – ученического органа самоуправления. Я старалась принимать активное участие во всех мероприятиях, а главное — сделать жизнь класса и школы интереснее.

Но не только я нашла себя и свое место в классе, все были при деле и каждый чувствовал свою ответственность за общее дело. Поэтому и большинство одноклассников стали достойными людьми, умеющими ставить перед собой цели и достигать их. Это ли не показатель работы хорошего учителя?!

Поэтому дальнейший мой путь был определен — я буду учителем! И не просто учителем, а, как моя учительница Микерина Лидия Николаевна, учителем математики. Человек потрясающей работоспособности. Будучи директором школы, она находила время, чтобы отыскать невероятно интересные задачи.

Читайте также:  Алгоритмизация в обучении

А нам на каждом уроке хотелось совершать все новые и новые открытия, выполнять все больше и больше заданий, не могли ни на минуту расслабиться, чтоб что-то очень важное не пропустить.

Именно благодаря ей я неоднократно становилась победителем районной олимпиады по математике с большим отрывом от соперников.

Уже в институте одна из моих преподавательниц спросила: не обучалась ли я в специальном математическом классе? Поэтому мне бывает очень обидно, когда я слышу нелестные отзывы о сельских школах. Я училась в Чумлякской средней школе и горжусь этим: у меня были лучшие учителя!

Я целенаправленно двигаюсь к своей цели – и вот я уже студентка физико-математического факультета Шадринского государственного педагогического института. Меня опять окружают замечательные и чуткие преподаватели, профессионалы своего дела.

Удивительная Ольга Ивановна Чикунова, интеллигентный и талантливый человек, обладающий глубокими знаниями по предмету, только усилила мою любовь к математике и преподавательской деятельности. Своим энтузиазмом она заражает всех вокруг, с ней хочется творить, совершенствоваться и расти.

Совсем недавно, побывав на курсах повышения квалификации, я получила очередной ее толчок, после которого хочется идти вперед. Очень полезно пообщаться с такими энтузиастами! Замечательный методист  Коркина Полина Семеновна научила меня всем тонкостям построения урока.

Она обладает потрясающей выдержкой и уравновешенностью, ее отношения, как со студентами, так и преподавателями, строятся на взаимном уважении. Нам повезло, что именно такие преподаватели вводили нас в профессию.

Ну, вот я и учитель! В руках у меня заветный красный диплом о педагогическом образовании, и уже мне кажется, что я могу все: у меня большой багаж знаний и море энтузиазма, мне все по плечу.

Но внезапно охватывает ничем не объяснимое волнение: ведь в моих руках сейчас судьбы девчонок и мальчишек, которым только еще предстоит найти свою дорогу в жизни.

Как сделать так, чтобы у них все сложилось, чтобы каждый нашел свое место, почувствовал себя нужным? А как увлечь ребят своим предметом? Как дать знания тем, кто не хочет учиться? Оказывается, возникает столько вопросов, о которых ты раньше даже не подозревал.  

Прозвенел звонок на первый самостоятельный урок, и двадцать пять пар пытливых глаз изучают меня. Я вижу, какие они милые и интересные, и волнение само собой проходит. Теперь я уверенна – все будет хорошо: у меня есть необходимый багаж знаний, у меня были лучшие учителя, я буду следовать их примеру, и все получится.

Но в какой-то момент я почувствовала, что не все дети меня слушают, нет того огонька в глазах, которого я ждала.

Меня охватил ужас… Что я делаю не так? Какую очень важную тайну мне не открыли мои педагоги? Я стала переосмысливать все свои школьные и студенческие годы, чтобы навести мосты над великой пропастью: «Я — учитель» и «Я — ученик».

Я вспомнила, что и мы не всегда спокойно сидели за партой, и нам хотелось пошалить, и это было не потому, что мы не уважали учителя или был не интересен урок. Нет, просто в тот момент для нас было важно другое, мы не задумывались о том, что учителю очень важно научить нас, что своим поведением мы порой причиняем ему боль. Мы внимательно слушали нравоучения, но не всегда им следовали.

Нас заставляли слушать, но мы не всегда слышали. Но вольно или невольно мы видели положительные примеры и стремились стать лучше. Я стала смотреть на мир глазами ученика. И сразу все встало на свои места: прошли досада и горечь. Как можно обижаться на ребенка ведь он еще только учится жить?! Моя задача – научить его жить в гармонии с собой и окружающим миром.

И это стало моим главным открытием.

https://www.youtube.com/watch?v=rk-Foz9toqU

Жизнь ставит перед нами подчас вопросы, на которые мы не всегда знаем ответы. Но мы должны быть упорными и научиться находить ответны на эти вопросы. Я учу детей стыдиться не незнания, а нежелания узнать. Я задаю вопросы, на которые дети не всегда знают ответ, но заставляют их мыслить, рассуждать. И они задают уже мне вопросы, на которые мы ищем ответы вместе.

Наука не стоит на месте, особенно быстро развивается информатика, а мы вместе с ней. Математика не сухая наука, это жизненно необходимый предмет.

На каждом уроке мы убеждаемся, что математика существует не сама по себе, а как часть общечеловеческой культуры, мы видим ее связи не только с физикой и информатикой, но и литературой, биологией, обществознанием.

Я пытаюсь донести, что информатика – это не только компьютерные игры и социальные сети, это возможность облегчить и сделать нашу жизнь интересней во всех сферах деятельности. Подбираю задания практического содержания. Таким образом я готовлю их к профессиональному выбору.

Я перестала быть первой, теперь  я лишь помощник для моих учеников.

Я учитываю их желания и возможности при подборе заданий, чтоб каждый мог справиться и получить от этого удовлетворение, а после этого они и сами хотят узнавать все больше и больше.

Я стараюсь их заинтересовать, а не заставить полюбить свой предмет. Большое внимание уделяю методу проектов, чтоб каждый мог раскрыть свои индивидуальные творческие способности.

В жизни нам всегда приходится делать выбор. Создание ситуации выбора на уроке позволяет учителю привлечь каждого ребёнка. Именно это способствует развитию, самостоятельности учащихся, повышает их самооценку. А решение одной и той же задачи разными способами развивает нестандартное и критическое мышление.

Теперь моя жизнь изменилась: я живу с ребятами вместе одной большой семьей, стараюсь быть для них положительным примером, но не идеалом. Главное в любой ситуации быть Человеком.

Моих учеников впереди ждет длинная дорога жизни, и я должна помочь им в выборе.

  Уже сегодня идти не соседними тропинками, не впереди их и не навстречу друг другу, а только рядом и только вместе, чтобы с каждым днем шаги становились шире и увереннее. Только тогда эта дорога пойдет вверх.

А я буду накапливать опыт для новых учащихся. Меняются времена, меняются дети, а неизменной остается миссия педагога – воспитать Человека.

Источник: http://tveritina.ucoz.ru/news/ehsse_missija_pedagoga/2015-01-10-1

Определение роли и функции молодого специалиста в системе общего образования

Шегаева А. В. Определение роли и функции молодого специалиста в системе общего образования [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, декабрь 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 130-131. — URL https://moluch.ru/conf/ped/archive/98/4651/ (дата обращения: 11.12.2018).

Статья содержит материал, определяющий место, роль и функции молодого учителя в системе школьного образования. Особый акцент делается на позициях, позволяющих молодому педагогу приобрести опыт, сформироваться как специалисту.

Ключевые слова: молодойучитель, профессиональное самоопределение, общеобразовательная школа, педагог, образование.

Вы стали недавно учителем,

Учитель — ведь это от Бога,

Важнее нет и значительней

Профессии педагога!

Мазурин А.

С тем, что учитель — не профессия, а образ жизни, пожалуй, согласится любой, кто выбрал этот путь! Вне всякого сомнения, нет ничего почетнее преподавательского труда: ощущения возможности помогать детям в любом вопросе трудно описать словами!

Однако современный жизненный ритм и постоянная изменчивость его направлений заставляет педагога быть крайне ответственным. Ответственность заключается во всем: от внешнего вида учителя, которым он вольно или невольно прививает определенный вкус подрастающему поколению, до его профессиональных компетенций, при помощи которых он сможет чему-то научить.

В связи с этим роль педагога абсолютна и требует от него постоянного роста, как в профессиональном плане, так и в творческом.

В отношении молодого педагога уместно задать вопрос: как быть ему, только что окончившему институт? Легко ли справиться со всеми проблемами, возникающими на пути? Стоит ли эти решения его сил, нервов? Именно эти вопросы невольно всплывают у выпускников педагогических ВУЗов.

Еще студентами будущие педагоги проходят практику на выпускных курсах. Тесная связь теории педагогики с практикой помогает им почувствовать уверенность в себе, в своих действиях, осознать цели и задачи выбранной профессии. Однако не каждому студенту, получавшему отличные оценки на практике, удается успешно начать свою работу в школе.

Школа — это уникальный мир, в котором свои законы и порядки. Приступив к работе, молодой педагог быстро осознает, что знания, полученные им в университете, конечно же, хороши, но только теоретически, а в жизни — все несколько иначе.

В начале своей профессиональной деятельности молодой преподаватель сталкивается с целым рядом трудностей. Неумение точно рассчитать время на уроке, логично выстроить последовательность его этапов, затруднения при объяснении материала, отсутствие взаимопонимания с коллегами — вот далеко не полный перечень барьеров, с которыми придется бороться.

Часто молодые учителя испытывают чувство неуверенности в своих действиях, вследствие чего возникают проблемы с дисциплиной. По данным авторитетного психолога М. В.

 Зязько, более восьмидесяти процентов начинающих учителей ставит на первое место именно плохую дисциплину учеников на их уроках.

Конечно, уверенность в себе, умение организовать класс и удержать дисциплину постепенно приходят к учителю, но не так скоро, как хотелось бы.

Учительская профессия сложна, она требует призвания, раскрыться которому часто помогает опытный педагогический коллектив школы.

Молодой преподаватель должен чувствовать постоянную поддержку старших, опытных коллег: администрации, председателя МО, учителей — предметников и психологов.

Ведь все они могут помочь новичку разобраться в специфике работы с детьми, поделиться опытом и многим другим. Ведь каждый из них является мастером своего дела.

Повышение эффективности обучения и воспитания — наиболее значимое направлений образования. Его успех во многом зависит от уровня подготовки и квалификации учителя.

Никогда совершенствование учебников, программ, нормативных документов не заменит способностей учителя.

Успех обучения и воспитания на 90 % зависит от его теоретической подготовки, педагогического мастерства, деловых и нравственных качеств.

Важное условие совершенствования педагогического мастерства — постоянный самоанализ учителем своих педагогических действий, характер которого должен быть объективным. Анализ урока требует от педагога специальных знаний, умений, особого отношения к этому вопросу.

Совместно со своим наставником (завучем) формулируются критерии качества и эффективности труда молодого специалиста, определяются показатели, по которым следует анализировать и оценивать свой труд.

Самоанализ урока дает учителю возможность критически отнестись к своей деятельности, закрепить успешные приемы и методы, устранить недостатки в своей работе, найти необходимый контакт с учениками.

Наблюдение за работой опытных педагогов, повторение лучшего из их опыта — способ накопления молодым специалистом собственного багажа. Немаловажную роль играет в этом и посещение уроков учителей смежных дисциплин. Анализ их структуры и выявление метапредметных связей позволяет выработать начинающему учителю индивидуальный стиль педагогической деятельности.

Особую роль в становлении специалиста играет его участие в методических мероприятиях школы. Открытые уроки — кладезь педагогического мастерства.

Результатом работы молодого специалиста является участие в районных олимпиадах, городских конференциях, а также завоеванные там победы.

Несмотря на все тяготы и барьеры, подстерегающие молодого учителя, профессия педагога действительно самая увлекательная и ни с чем несравнимая. А получаемые результаты и признание детьми своей роли в их жизни однозначно стоит всех невзгод.

Литература:

Климов Е. А. Психология профессионального самоопределения [текст] / Е. А. Климов. — М., 1996. — 420 с.

Леонтьев Д. А. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего [текст] / Д. Леонтьев, Е. Шалобанова // Вопросы психологии. — 2001. — 140 с.

Лепешева Е. Программа личностного и профессионального самоопределения учащихся [текст] // Школьный психолог. — 2006. — № 3, фев. — 36–37 с.

Пряжников Н. С. Профориентация в школе и колледже: игры, упражнения, опросники (8–11 классы) [текст] / Н. С. Пряжников — М.: ВАКО, 2006. — 288 с.

Пряжников Н. С. Психология труда и человеческого достоинства [текст]: учеб. пособие / Н. С. Пряжников, Е. Ю. Пряжникова. — М.: Академия, 2003. — 480 с.

Пряжников Н. С., Пряжникова Е. Ю. Игры и методики для профессионального самоопределения старшеклассников [текст] / Н. С. Пряжников, Е. Ю. Пряжникова. — М.: ИД Первое сентября, 2004. — 256 с.

Учитель и ученик: возможность диалога и понимания [текст]. — Том 1 / Сост. е. А. Генике, Е. А. Трифонова // Под общ. Ред. Л. И. Семиной. — М.: Изд-во «Бонфи», 2002

Основные термины (генерируются автоматически): молодой педагог, молодой специалист, педагогическое мастерство, молодой преподаватель, молодой учитель, профессия педагога, педагог, учитель.

Источник: https://moluch.ru/conf/ped/archive/98/4651/

Ссылка на основную публикацию